Помнится в жутком "Отступнике" это было недостижимой амброзией и нектаром, лучше даже чем легендарный, лишь раз пробованный, заварной крем. Образ ложного рая наряду с утраченной монеткой в десять центов. Годы адского труда, и вот ты ковыряешь его в тарелке, не ощущая ни вкуса, ни запаха. Сгорел на финише. Перелом, после которого следует болезнь с окончательным освобождением, которое мало отличается от смерти, потому как опоздало.

Смотришь на рецепт и ужасаешься - всего-то яйца, молоко, сахарный песок и ваниль. Недостижимая роскошь даже для американских рабочих всего сто лет назад.


Неожиданно подсел на турецкий сериал "Моя Родина - это ты", этакую историческую мелодраму (турки явно питают к ней слабость) о событиях Войны за независимость 1919-1922 годов, включавших в себя в первую очередь войну с греческими интервентами.
Семья османского майора Джевдета вынуждена бежать из родных Салоник потерянных Османской империей по итогам Балканских войн в 1912 году в Измир. Сам глава семейства вроде как героически пал при обороне родного города и теперь его вдове Азизе с тремя детьми и свекровью приходится все время сводить концы с концами, несмотря на помощь бывшего сослуживца мужа, майора Тефика, который является комендантом местного гарнизона и все подбивает клинья к хорошенькой вдове, надеясь не мытьем, так катанием склонить к брачным узам.

Так проходит семь лет - Османская империя проиграла Первую мировую войну, подписано Мудросское перемирие по которому войска Антанты входят на заранее уже поделенные города и веси. По иронии судьбы Азизе и ее детям вновь суждено встретиться с солдатами и офицерами армии лишившей ее прежнего дома и убивших мужа - 15 мая 1919 года греческие войска высаживаются в Измире под приветственные демонстрации тысяч горожан, соплеменников победителей, коих в городе две трети населения. И вообще это уже не Измир, а старая добрая большая эллинская Смирна, возвращенная в лоно Великогреции.

Главным потрясением становится факт, что среди эллинских офицеров берущих власть в городе и окрестностях обнаруживается вроде как геройски погибший Джевдет. Он попал в плен, сдал всех и вся и официально перешел на службу родине Аристотеля, дослужился до полковника и теперь является правой рукой греческого коменданта Василия. "Все ошумлены" (с). Семья любившая геройски погибшего теперь его ненавидит, за исключением старшей дочери, которой новый порядок по нраву вместе с западным образом жизни и молодым лейтенантом оккупационной армии. Турецкое население, свою очередь, скрежещет зубами от бессильной ярости на все это и уже недобро поглядывает на семью изменника Родины, которая вообще ни в чем не виновата и только и делает, что отрекается от вернувшегося с того света Джевдета.

События все закручиваются, ищется пропавшее со складов оружие, действует местная "Молодая Гвардия", оккупанты оккупируют, кругом "Православие, самодержавие, греческая народность", душевно терзаются родственники

Греко-турецкие отношения всегда отличались сложностью и двадцатый век исключением не стал. Чего стоит едва не начавшаяся из-за Кипра война между членами одного блока НАТО в семидесятых. Стабильны раз в десятилетие напряжения с всяческими обвинениями в былых обидах, но в целом все спокойно. Но у каждой стороны есть свой период отношений с соседом не подлежащий ревизиям. Для Турции события 1919-1922 годов равнозначны Великой Отечественной войне и образ греческих военнослужащих и местных коллаборантов безусловно отрицательный, ничем не лучше фашистов и их пособников. Благо, в ходе войны греки много чего творили на оккупированных территориях сталкиваясь с ожесточенным партизанским движением, переросшим затем в полноценную войну поставившую точку в проекте "Великая Греция".

Здесь же, что удивительно, уроженцы Эллады предстают в виде этаких белогвардейцев советских фильмах шестидесятых-семидесятых. Враги конечно враги но:

"Разлейте "метаксу", полковник Василий
Лейтенант Дионисас - надеть ордена"

Даже местные греки радостно приветствующие возвращение в родные гавани показаны людьми, довольно симпатичными. Кое-какие моменты откровенно высмеивают некоторую отсталость от новшеств цивилизации рабоче-крестьянских турецких протагонистов при виде электрического освещение и центрального водопровода.

Анонс второй серии отражающий всю суть проекта
Tags:








Им бы еще жечь и тусоваться...
- Вернись к истине!

- Истина во мне!

- Истина только в Аллахе. А если ты себя считаешь Аллахом, то почему бледнеешь?

- Бедный человек, на твоих глазах пелена. Я - Солнце взошедшее над горизонтом Вечности. А Cолнце всегда бледнеет в час заката.
(c)

Поэт посмертно перетролливает штатного богослова


Фильм начинается в стиле первого "Assassin’s Creed": во время пятничного намаза, к первым рядам склонившихся в молитве верующих, среди которых традиционно правитель с первыми сановниками державы, осторожно пробирается человек в простой одежде. В последний момент, когда уже из-за пазухи вынут кривой нож и занесен для удара по коленопреклоненной фигуре, в спину несостоявшегося ассасина вонзается лезвие кинжала. В ногах шаха Ибрагима Дербенди, правителя государства Ширваншахов лежит остывающий труп, в котором его приближенные, возглавляемые шейхом Азамом признают адепта хуруфиттов, общества едва ли не явных еретиков, приводящих в бешенство исламских богословов, однако пользовавшихся до этого покровительством венценосца, имевшего на них свои виды.

В шахский дворец приходит делегация хуруфитов возглавляемая одним из заместителей духовного вождя этого движения, молодым поэтом и философом Насими, дабы прояснить недоразумение, отвести угрозу ареста своих сторонников. Начинается интересный и живой диалог о природе Власти, Бога, Совершенства и Прогресса, в которой амбициозный политик вынужденный постоянно лавировать между двумя могущественными империями, обменивается идеями пожалуй с самой свободной Личностью того времени. И заглавная буква в определении сего свойства в отношении Насими отнюдь не преувеличение. Потому как мы увидим именно повесть о невероятно свободном и духовно богатом человеке жестокого и невежественного времени.

Времени когда судьба почти любого человека была подобно перышку на острие дамасского клинка, а уж открыто провозглашать, еретические, с исламской точки зрения, идеи... Это даже не играть со смертью, и даже не издеваться над ней, а крепко обняв, жадно целовать ее в засос не давая вырваться. Вполне уместная чувственная аналогия согласно как восточной поэзии вообще, так и знаменитым газелям самого Насими. И вообще, становится удивительным не страшный финал в Алеппо, а то что это произошло только на сорок восьмом году жизни того, кто не боялся никого и ничего.

Read more... )

Вместо трейлера
Tags:
Часто сталкиваемся с этаким мнением, напоминающим замечание жены Горбатого из "Черной кошки", ну той которая "сердцем чует", относительно белых рученек засланного Шарапова. Мол, вид у всех какой-то офисно-планктонный, ни разу не соответствующий образам суровых фронтовиков-спецназовцев. Якобы виктюкщина проникла и на большой экран, хотя ей место только в рамках театральных извращений.
А при Советах такого не было, там каждый первый в таких ролях был суров и мужественен, и прочее. Ага, как же.
Р-р-революционные матросы )

Понятно, что и театральная условность. Но все же. Видно, что таким комиссарского тела без надобности.


Дополнение от [livejournal.com profile] landser83
Смотреть с 05:08. Что случилось с молодой и перспективно развивающейся корпорацией по брендом "Ислам" сразу после смерти ее основателя и гендиректора Мухаммеда. Времена первых четырех праведных менеджеров, постоянные склоки, основание франшизы "Шиизм" и ее франчайзинг среди персидких элементов халифата. Ну и собственно про ассасинов-зашишинов-хассанинов Хасана ас-Сабаха и его Аламутский филиал.
Несмотря на определенные мелкие неточности изложено и показано очень интересно и познавательно.


Помнится еще в начале нулевых, будучи студентом слышал от своего препода бывшего секретарем посольства в Иране о тенденции официального прославления этих орденов как символ персидского сопротивления тюркам и арабам.
Написать, что ли рецензию на "Насими"?
Tags:
После "Дуэлянта" у меня как-то повысилось мнение о способности российского кинематографа делать качественно и интересно в антураже 19 века. Именно графический роман, а не историческое кино. Думаю данный сюжет вполне сгодился бы для русского варианта "Братства волка" со всем антуражем.

Оригинал взят у [livejournal.com profile] rayne_minstrel в Чудище обло, озорно, огромно, стозевно и лаяй
Сижу сейчас и ругаю себя за то, что до переписки Константина с Александром Булгаковых я добралась только сейчас. С другой стороны, это удовольствие стоило того, чтобы его растягивать на подольше. А то, прочла бы я его три года назад - и тольку-то?

Прекрасное можно расталкивать по кусочкам, поэтому не удивляйтесь, если периодически здесь будет всплывать очередная "новость 200-летней давности" из переписки братьев.

Вот пока, письмо Александра из Москвы от 6.08.1808.
"Много теперь шуму делает следующее: итальянец один возвращается из Макарьевской ярмарки с двумя гиенами, которых показывал там за деньги. Сорок верст от Москвы они у него как-то изломали клетки железные, вырвались, убежали и теперь причиняют великие опустошения. По полученным главнокомандующим рапортам, пожрали они уже 24 человека. Одну гиену мужики убили, другая еще существует, зима ее убьет: но до того времени может она наделать много вреда. В одной деревне мужики вздумали, что это-то Бонапарт: немногим ошиблись. Жестоко, что России приходится терпеть от чудищ, Африкою порожденных. Возвращаясь от князя Сергея Ивановича, который живет за городом, мы обыкновенно берем дорогу полем; тетушка велела сынку всегда городом ездить, несмотря на большой объезд; а на вопрос: "зачем?" отвечала, что "в поле может еще попасться стерва-то эта гиена". Весь город полон этим злосчастным приключением; можно подумать, что мы перенеслись во времена Пугачева: по крайней мере, о гиене говорят с тем же страхом, с каким о разбойнике говорили; может быть, и ее велят повесить, как покойного господина казацкого маркиза. Итальянец, сказывают, в отчаянии, бегает по лесам, ищет или смерти, или своих дезертиров".

Я подумала, что гиена не очень большая и людей жрать не может, но знаменитый "жеводанский зверь" - людоедское создание, которое в 18 веке убило больше 200 человек во Франции, которого обычно считают волком, по одной из версий, был тоже сбежавшей из зверинца гиеной.

Вот как оно могло выглядеть (что в провинции Жеводан, что в Подмосковье):


А так, я бы набросала сценарий одной серийки, где какой-нибудь отважный военный эту гиену людоедскую выпиливает. Серебряной пулей, всенепременно.

...и, возвращаясь к переписке - это я еще не дошла до характеристик разных интересных личностей. Хм, уже потираю лапы в предвкушении)

Tags:
"Не чужд был жестокий обычай детоубийства и славянам. А у донских казаков он сохранялся до недавних еще времен: у них установлено было бросать по приговору младенцев в воду, «дабы оные собой отцов и матерей не обременяли». С течением времени они стали бросать только девочек, а потом «общим кругом постановили, чтобы девочек более не губить».

i_001.jpg
Tags:
"— Рыжий!.. Рыжий!.. Рыжий!..

Юра вскакивает. Что? Кровь отливает у него от лица. Дразниться? Кулаки сжимаются, глаза стали круглыми. Сейчас он узнает! Фу, даже в ушах звенит и ничего не слышно, до того необходимо стукнуть нахала.

— Рыжий пес!.. Рыжий пес!.. Рыжий пес!.. — приплясывает Семка.

Внезапно Юра преображается. Разжимаются кулаки, кровь приливает к лицу, взгляд становится неподвижен. Юра наклоняется, поднимает шапку, натягивает ее, затем скрещивает руки на груди и, выпрямившись, презрительно кривит рот.

— Презренный раб моего смиренья! — сквозь зубы цедит он. Точно так отвечал своим палачам в подземельях венского замка король Англии Ричард Львиное Сердце, приговоренный герцогом Леопольдом Австрийским к дыбе, раскаленному железу и плетям.

Леопольд Австрийский, то бишь Семка, разевает рот и столбенеет в восхищении.

Это неожиданно пришедшее на ум воспоминание о короле Львиное Сердце, о герцоге австрийском и его подземелье определило, однако, весь характер будущей дружбы между Юрой и Семкой. Что оно означает и откуда это: «презренный раб моего смирения» — из песни или из сказки? Юра охотно рассказывает о крестовом походе тысяча сто девяностого года, о восстании Мессины, о французской принцессе — прекрасной Алисе, и ее лукавой сопернице, коварной Беренгарии Наваррской, о блестящей победе над Саладином, осаде Яффы, о борьбе за иерусалимскую корону, буре у берегов Аквилеи, австрийском плене, венских подземельях, о побеге с помощью менестреля Блондена — все, все рассказывает Юра, все, что вчера только прочитал о Ричарде Львиное Сердце в очередной книжечке из серии «Всходы»."


Собственно весь цикл, советую: http://qebedo.livejournal.com/tag/Корлеонис


Припозднился малость, но все же.
Tags:
Обнаружен погибший "Террор"




Отсюда

Нaдо все-таки прочитать кирпич Симмонса

Tags:
Пассаж о Фолклендской войне:

"– В боевых действиях довелось поучаствовать, Джейк?

– Да. – Гамильтон вымученно улыбнулся. – Честно говоря, и овец я тоже видел, сэр, и знаете, а ведь я впервые там выстрелил из винтовки.

– Девственник! – прогрохотал Бланделл.

– Там многие из нас потеряли девственность, Джейк, – утешил беднягу Питер.

Селли вздернула брови. Питер посмотрел на нее. Голос у нее оказался мягкий, гортанный, а совсем не металлический, как ожидал Питер.

– Потеряли девственность? Так вот почему эти овцы имеют такое большое значение? – Последние слова она выговорила, словно торговка со снодсберийской ярмарки из книги Вудхауса : «Такое ба-альшое зна-ачение».

Наступила неловкая пауза. Наконец Смит подал голос:

– Там погибло много храбрых парней, профессор Корвин. Они защищали свою страну.

– Не стоит извиняться, майор Смит, – махнула рукой Селли. – У нас, англичан, давняя традиция. Мы обожаем вешать похитителей овец, чего бы нам это ни стоило.
"

А вообще роман о попаданцах - спецагенте британской армейской разведки и тайном агенте ИРА в эпоху Артура на диво хорош. Даже не ожидал )

Первая повесть для сборника беллетристики под первый же том "Истории государства Российского" Бориса Акунина.

Действительно захватывающие приключения аминтеса (агент византийской внешней разведки) Дамианоса Лекаса на тавроскифском направлении, а также в верховьях великой реки Данапр-Борисфен в девятом веке от Рождества Христова. Успешно выполнявший прежде миссии по предотвращении превращения славянских племен тех земель в серьезную проблему для Империи, он теперь направлен с новой миссией по разрешению проблем с полянским князем Кыем, активно собирающем под своей властью окрестные племена.

Начав миссию и возглавив свою группу из черного аналога "медовой ловушки", ручного леопарда и двух "автоматонов", не считая личного набора напоминающего аксессуары агента 007, Дамианос уже на месте, после череды происшествий едва не приведших к провалу и гибели, вынужден перестроить на ходу стратегию и начать оперативную игру с потенциально еще более опасным противником - викингами-русами под главенством Рёрика и Хельга.

Сам Дамианос Лекос является лишь переработанной версией акунинского же Ахимаса Вельде, разве что в сторону большей человечности, что вызывает читательскую эмпатию. Но я не приемлю обвинения автора в шельмовании древнеславянской истории и картонности персонажей - это конкретно повесть для юношества с легким шпионским уклоном, но сюжет в ней выписан отлично, как и персонажи, пусть и не являющиеся оригинальными.

Да, явно заметно подражание Всеволоду Иванову, особенно в "византийских сценах", а также незамеченное большинством критиков влияние Замятина, причем не только близкого к данной теме незаконченного "Бича божия", но и знаменитого "Мы" (сцена производства автоматонов взята явно взята оттуда).

Как всегда у Акунина, очень хороша лирическая линия с Белой Девой, главным духовным стержнем Дамианоса, позволявшего ему рисковать не боясь смерти как таковой. Вся эта нить связующая аминтеса с его призванием телесным и духовным очень психологически выверенна и достоверна, и более того прекрасно выводит сюжет к основной развязке без всяческих роялей.

Великолепное исполнение Борисом Плотниковым как мужских так и женских персонажей, что наряду с хорошим музыкальным сопровождением оставляет впечатление спектакля с большим количеством хороших актеров, а не одиночного художественного чтения.

В первую очередь спешу выразить благодарность [livejournal.com profile] sandy_cat за наводку на "испанского Фандорина".
Замечаю в последние два года определенную тенденцию по активной сериальной детективной экранизации викторианской эпохи причем в странах прежде к этому интерес не проявлявших. Теперь славный период конца 19 - начала 20 века отражается не только в англосаксонских "Улицах Потрошителя" и "Грошовых ужасах", но и в довольно экзотических антуражах как-то турецком "Великом сыщике Филинте" (увы, не отошедшем окончательно от канонов местного мыла) и грузинском "Тифлисе" (к сожалению, пока не переведенном).

Испанский минисериал про собственного аналога Эркюля Шерлоковича Фандорина вышел очень добротным и по-настоящему интересным, несмотря на иберийскую специфику. Режиссура, актерская игра, костюмы - на очень высоком уровне, вполне под стать британским аналогам. Компьютерная графика в изображении видов Мадрида позапрошлого века, несколько мультяшна, но вполне проходит за фишку-изюминку. Несколько слабее сценарий, не всегда выдерживающий стройность 75-минутных серий, но это зачастую присуще и монстрам сериальной индустрии США и Великобритании.

Действие происходит в Мадриде 1895 года, где в полицейскую "Столичную бригады" после успешной работы под прикрытием среди анархистов прибывает инспектор Виктор Рос, бывший малолетний воришка, перевоспитанный мудрым следователем, решившим в свое время не портить жизнь перспективному юноше. Далее следует каноничное вживание в консервативный коллектив прогрессивного новичка зараженного всякими инновациями. Тут надо отдать должное создателям сериала, не ставших действовать совсем уж шаблонно, коллеги Роса получились живыми, с развивающимися по ходу действия характерами.
Честно показано, что страна бывшая прежде сверхдержавой все более и более отстает от общемировых тенденций. Громом среди ясного неба для следователей является осознание того, что их в сфере криминалистики опережают не только Англия со своим Скотланд-Ярдом и Франция с исследованиями в области бертильонажа, но даже Аргентина - бывшая испанская колония, в которой уже успешно применяется дактилоскопия.
Полицейское управление все также делает ставку на допросы третьей степени в ущерб следовательской работе, очень сильны пережитки феодальных порядков с поклонением аристократии и полнейшим пренебрежением к низшим слоям, как следствие карлистских войн заметны позиции военных - почти все высшие должности у бывших и действующих офицеров армии. В стране активное анархистское движение с упором на террор и нескончаемая изнурительная многолетняя война с партизанами на Кубе, настоящий испанский "Афган" девятнадцатого века.
Сериал поначалу использует фирменную знак практически любой детективной линии викторианской эпохи - дело Джека Потрошителя, возобновившего действия уже за пределами Альбиона. Далее не менее изящно просматривается влияние шерлокианы (к тому же одна из главных героинь переводит Конан Дойла на испанский), но без тупого копирования, скорее собственного иберийского переосмысления.

Разумеется появится и собственный аналог Мориарти и его международного преступного картеля. Однако, тут к концу сезона становится не все так однозначно. По сути криминальный гений и его сообщники это трагическое повторение судьбы "афрансесадос" времен освободительной войны против Наполеона. Пытаясь вывести свою несчастную страну из постоянных кризисов и грядущей неизбежной войны с США, а также поставить ее на путь мирового прогресса с минимальными потерями, они обречены на поражение и непонимание со стороны современников.

Tags:


Известный факт, мало кто в мире может так живописать диктатуру как латиноамериканские писатели. Печально,что целый континент вдохновившись идеями прав человека и гражданина, а также  имея перед глазами  примеры США и революционной Франции, течении почти двадцатилетней непрерывной кровавой войны с метрополией сумел завоевать свободу, и, практически сразу после победы превратился в россыпь  тираний  различного сорта. Декларируемые принципы свободы и равенства перед законом стали прикрытием для авторитарных режимов с собственными культами властвующих президентов и генералов. Парламент, судебная система, конституция зачастую написанная по американскому образцу, выборная система исполнительной власти - все это шельмовалось и подгонялось под очередного "отца нации" и "эру процветания".

Писатели, уроженцы континента, часто Нобелевские лауреаты по литературе, прекрасно показывали все оттенки этой почти магической власти раздутых ничтожеств над целыми народами и странами в течении долгих десятилетий террора, сменяемых годами анархии и произвола, приводящих  к власти очередного диктатора. Но в прославленных романах Маркеса и Астуриаса, было, на мой взгляд, слишком уж много "магического реализма" и акцентирования на всяких индейско-креольских народных притчах и прочих иносказаниях сдобренных неуемным местным темпераментом
Тут же наоборот, выверенное, даже несколько "подсушенное" повествование о тридцать первом годе "Эры Трухильо" (1961 г.н.э.) в Сьюдад-Трухильо (быв. Санто-Доминго) Доминиканской республике, когда Генералиссимус Рафаэль Леонидас Трухильо попадает в сложное положение. Ему, имевшему огромный вес в регионе благодаря тесным контактам с прежними администрациями президентов США, с кучей тамошних конгрессменов и сенаторов, регулярно получавших прямые денежные вливания за лоббизм из госбюджета банановой республики; и самому получавшему миллионные субсидии еще тех крепких долларов без пересчета на нынешнюю инфляцию для борьбы с коммунизмом;  а также прощалось очень многое в том числе и массовая резня гаитянских иммигрантов, и даже похищение и убийство противников режима прямо на территории США; теперь предъявляется счета к оплате.

Причем противниками становятся казалось бы вернейшие союзники, все тридцать лет поддерживавшие режим. Ватикан с которой казалось бы совсем недавно был подписан официальный конкордат через неподконтрольных епископов с американскими паспортами начинает официальные проповеди в доминиканских церквях с осуждением за террор против политических конкурентов внутри страны и нарушении прав человека. Администрация Кеннеди, в свою очередь сыта по горло потерявшим берега диктатором, который теперь  устраивает через свои спецслужбы не ликвидации всяких социалистов, а теракты против президента лояльной Венесуэлы, из чувства "испытывания такой личной неприязни". Отдельной строкой идут дебоши и кутежи его любимого чада Рамфиса посланного в США на учебы в военную академию. После скандала когда  влиятельная американская газета раскапывает, что суммы потраченные плейбоем на всяких  суперзвезд тогдашнего кино, вроде Ким Новак, превышают официальную военную помощь США Доминиканской республике, тамошние девушки вынуждены клеить на свои автомобили стикеры "насосала, а не подарок диктатора".

Введенные по инициативе гринго санкции, казавшиеся поначалу смешными, разгоняясь рушат экономику острова, не меньшим злом для народного хозяйства становится его многочисленные алчные родственники на тепленьких должностях старающиеся под шумок и его личные запреты вывести валюту в надежные места вроде Швейцарии. Да и еще возрастные проблемы с простатой (70 лет как-никак) при имидже супермачо заставляют срываться в насилия над несовершенолетними девочками из семей соратников, чем давно уже промышляют все члены его семьи мужского пола.
Среди этого всего мы увидим зарождение заговора, покушения, много сцен пыток и довольно бессмысленной жестокости и столь же необъяснимой трусости, а также постепенного выхода страны из состояния шока под названием "эра Трухильо".

Отдельно хочу выделить фигуру Балагера, формального президента Доминиканской республики, а на самом деле безвольную, на первый взгляд, марионетку в руках генералиссимуса. Явно автор  чувствовал к нему искреннюю симпатию, и сам образ реального политика выдержан просто блестяще. Обычный скромный и чиновник умудряется спокойно за год начать переходный период при том, что все реальные рычаги власти, как-то спецслужбы и армия находятся в руках семейки Трухильо жаждущей устроить в стране массовые расстрелы с концлагерями за любимого отца, мужа, брата, дядю. Сцена когда Балагер не повышая голоса ставит на место ворвавшихся в его кабинет пятерых аналогов "академика в спортивном костюме с золотым пистолетом" просто достойна восхищения.
.

- Ты фашист?
- Я - британец! Британцы ваши союзники!

Пропагандистский детский фильм про советских непионеров-героев от создателей "Лица со шрамом" снятый в самый разгар  дружбы дяди Сэма с дядей Джо на почве антинацистской борьбы. Фильм явно предназначался для американских подростков с целью просветить насчет их героических сверстников в стране-союзнике, поэтому все допущения, которых, кстати, на удивление немного, понятны и простительны,
Главной проблемой стала география и желание  напомнить детям о местах сражений на Востоке которые постоянно мелькали в кинохронике, и , поэтому само действие происходит в странном Бермудском треугольнике между Днепром, Курском и Сталинградом. Сами злобные фрицы, представленные танковым полком постоянно путаются куда им собственно наступать, как впрочем и  юные партизаны планирующие уйти к своим после взятия языка. Все оказывается довольно близко, в пределах пары дней пути.
B остальном фильм довольно милый, видно что снят с любовью и искренним желанием просветить насчет Советов. Дети играют просто отлично, видно что выкладываются на все сто, даже самый маленький "Юра". К тому же они фактически играют бессмертные характеры выписанные Марком Твеном, перенося Тома Сойера и его друзей на советскую почву. Операторская работа и постановка сцен тоже ласкают глаз. Единственно, картину столо немного подсократить.

Группа крестьянских детей помогавшая скошенную пшеницу при приближении немцев поджигает оставшиеся стоги и скирды и погрузившись в двуколку несется в родное село.  Однако попав под бомбежку вынуждена добираться до дома пешком, к тому же прихватив с собой валявшегося без сознания мальчика в городском прикиде с галстуком. Прибытие к родным очагам, увы оказывается горьким - деревня дымится развалинами, родители погибли.
Забравшись в учелевший подвал большого дома они начинают думать как бы им фрицам-оккупантам отомстить. Тут в себя приходит городской мальчик, оказывающийся Томасом Хадсоном, сыном британского инженера строившего Днепрогэс и расстрелянного немцами во время операции по его подрыву. Теперь у него к немцам свои личные счеты как и у остальных ребят


Злобные немцы в виде танков и панцергренадеров стоят у деревни и боятся пока входить потому как разведка доносит о нектором оживлении в казалось бы дотла разрушенном селении. У фрицев есть болезненный опыт с советской танковой засадой в городке Марьинск и поэтому командование решет пока не рисковать



Дети тем временем осваиваются, достают из под развалин уцелевшее продовольствие (колбас такого размера не было даже в спецпайках в жирное брехзневское время), в качестве поднятия духа поют под гитару милые песенку про Днепрогэс и колыбельную "Злой фашист ползет на берег, злобно точит свой штык-нож". Затем начинается бодрая томсойеровщина с похищением оружия и диверсиями.



Причем результаты борьбы детям видятся естественно большими чем на самом деле.  Так один подорванный на мине часовой превращается в десяток, а пятерка немцев бултыхавшихся в пруду и забросанная собственными гранатами - аж целой ротой. Немцев это естественно бесит, но они все еще остерегаются активных розыскных мер опасаясь засады.

Под самый конец история вдруг становится мрачной как "Гнездо шершней". Захваченный в плен майор с бумагами на импровизированном допросе вынужденн отвечать на вопросе о боевом пути своей части, заслуги которой  похожи на карателей Дирлевангера. Упоминается о четырехстах убитых в котловане раненых красноармейцах, утопленных в реке медсестрах, девяти сотнях повешенных крестьян в одном селе и в качестве десерта там же шестнадцать девушек изнасилованных до смерти. Детское кино, чего уж там.
За этим следует героико-трагический финал в котором погибает большая часть детей, повторяя реальную гибель пионеров-героев.

Непионеры-герои )
Tags:

"...такие чудеса, какие умеет рассказывать разве только покинутая всеми бабушка на ферме неподалёку от мексиканских границ о прославленном мексиканском бандите." Ярослав Гашек

Не думал, не гадал молодой негритянский грабитель залезая поживиться с целью погашения срочных долгов перед оборотнями в погонах, что вляпается в такую историю. В задрипанной квартирке оказалась маленькая старушенция с большим револьвером страдающая от нехватки общения. Держа несчастного на мушке и сунув ему в зубы жаренную курятину (борцы с проявлениями расизма в США оценят!) она начинает ему рассказывать ему захватывающую и запутанную (в основном ее старческой деменцией) историю про двух братьях акробатьях американских ковбоях дошедших со своими сложными взаимоотношениями до пострелушек с турецкими карателями в Македонии.

Жили себе были простые американские парни от стетсона и револьвера Люк и Илайджа на Дальнем Американском Западе в начале ХХ века. Жили не тужили, пока Люк, который старший, решил младшего Илайджу в бордель затащить с целью окончательной инициации, так сказать. И зря он это сделал, ибо Илайджа вместо простой оплаты услуги единственной не уродливой работницы этого заведения (показ которого в лучших традициях русских классиков) решает на ней жениться. Естественно, ничем хорошим это не заканчивается, потому как Люка обуревают все злобные излишества к невестке и ревность к брату, из-за чего происходит трагический треугольник с летальным исходом одной ее стороны или угла.
Краткая история этой геометрической фигуры


Люк после этого плюет на все и сев на пароход решает попытать счастья в Старом Свете. Настоящие перспективы вырисовываются на сеансе синема в Париже, где демонстрируется подавление восстания в османской Македонии, попутно идет рекламный ролик от турецкого правительства с наградой золотыми монетами за поимку или убийство вожака главной банды. Тут наш сволочной герой резво берется за дело, сколачивает свою банду и начинает пострелушечное веселье с целью заработать. И тут начинается главное веселье с револьверами, маузерами, овцами, арбузами, пулеметом и финальным пролетом аэроплана.
Еще большей неразберихи доставляет регулярный отряд османской армии с полным аналогом Анвара-эффенди в темных круглых очках, который хочет сам получить награду, ну и внезапно появившийся Илайджа со скиллами снайпера, жаждущий отомстить своему братцу за погубленное семейное счастье.

Всяческих ксенофобий в картине с переизбытком, благо македонским иммигрантам многое разрешалось. Насчет турок все понятно, ноблесс оближ, но есть и чисто местечковые заскоки, как жирный греческий православный священник в составе османского отряда, обжирающийся арбузами. Пинок Элладе за всяческое издевательство над названием родины режиссера на уровне международных организаций из-за чего у нее длинное имя с упоминанием почившей в бозе Югославии.
Малость трешево, но очень весело, а также трагично, рекомендую.
Tags:

Крупный международный кинопроект снятый на английском, по типу господствующих в 70-80 годы восточноевропейских и итальянских "солянок", тут с преобладающим участием Канады, Швеции и Финляндии.  Режиссером выступил Мика Каурисмяки, еще один представитель знаменитой семьи  финских артхаусников, для которого фильм стал первым крупнобюджетным фильмом.

Очень урезанная и отредактированная жизнь королевы Швеции Кристины Густав-Адольфовны Ваза, одной из самых неординарных королевских особ в европейской истории. Имевшая блистательное образование и таланты присущиеся скорее титанам  Возрождения, она десять лет просидела на троне и добровольно отреклась от него, не желая жертвовать личным (обязательное замужество прочие государственные дела) во имя страны.

Картина кажется  поначалу  этакой картиной о девушке превозмогающей тупых мужиков и религиозных фанатиков, жадных до власти и грубых удовольствий. Но вот это не так.
Кристина в блистательном, не побоюсь этого слова, исполнении Молин Буска показана именно юношей-школяром жадным до знаний, затем молодым королем, увлеченным просвещением в ущерб государственным делам, но всегда и всюду заключенным в женское обличье которое его тяготит, равно как и власть.
Именно по этому, в отличии от голливудского фильма 1933 года с Гарбо, акцентировавшегося именно на сильной, но  женщине пожертвовавшей всем ради любимого мужчины, здесь мы видим именно мужской подход. А посему полностью вычеркиваются реальные фавориты испанский посланник граф Пиментель и Магнус Делагарди, подозревавшиеся в любовной связи с Кристиной, а вся мелодраматическая линия отдается отношениям с фрейлиной Эббой Спарре. Однако, опять же, эта связь, показанная довольно пристойно несмотря на одну страстную сцену, является по сути лишь вспомогательной, потому как для девушки-короля главным является именно вопросы личной свободы и выбора. Именно из-за них идет основная борьба и главный внутренний конфликт  героя. Очень мужской подход, как ни посмотри.

Мужчины подразделяются на две группы: 1) молодые родовитые кузены и сыновья крупных дворянских родов, вьющиеся вокруг с целью охмурить и женить на себе, хотя все и испытывают к ней искренние чувства от влюбленности до страсти 2) Всесильный канцлер Оксеншерна , заменивший в детстве умершего отца, и французский посол Шану, который  одновременно является агентом ордена иезуитов - каждый пытается  склонить ее на свою строну апеллируя  к долгу перед страной и народом (Оксеншерна) или же желанию отдаться наукам и музам (Шану); 3) Рене Декарт - единственный кого Кристина считает авторитетом для себя, находясь в многолетней переписке, постоянно спрашивая его советов как по философским, так и жизненным вопросам. Находится под многолетним колпаком последователей Лойолы.

Стоит еще раз подчеркнуть выбор актрисы на главную роль - Молин Буска изначально непохожа типажом на Кристину Ваза, в отличии от той же Греты Гарбо. Но ей удалось создать очень яркий и мощный образ, без переигрываний и пережиманий в сторону излишней маскулинизации или феминизации героини в такой неоднозначной подаче ее зрителю. ИМХО, одна из главных удач всего фильма, полностью переигрывающая свою партнершу, более иемнитую Сару Гэдон.

Tags:

Profile

jack_kipling: (Default)
jack_kipling

October 2017

S M T W T F S
1 23 456 7
891011121314
15 161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 23rd, 2017 11:39 am
Powered by Dreamwidth Studios