В то время как ваш покорный слуга дурью мается , умные и талантливые люди восполняют пробелы в переводной классике. Оригинал здесь


Seven Pillars of Wisdom, by T.E. Lawrence (Lawrence of Arabia)
Томас Эдвард Лоуренс (Лоуренс Аравийский) Семь столпов мудрости

To S. A.
Я любил тебя, поэтому я привлек эти приливы мужчин в свои руки
И написал мою волю по небу звездами
Чтобы заработать вам Свободу, достойный дом на семи столпах Мудрости ,
Чтобы ваши глаза могли сиять для меня
Когда мы пришли.
Смерть казался моим слугой на дороге, пока мы не были рядом
И увидел, что вы ждете:
Когда ты улыбнулся и в скорбной зависти опередил меня
И отделил вас:
В принадлежащей ему тишине ...

INTRODUCTION. Foundations of Revolt
CHAPTERS I
Некоторые англичане, из которых Kitchener [1] был главным, считали, что восстание арабов против турок позволит Англии, сражаясь с Германией, одновременно победить её союзника Турцию.

Их знание природы и власти и страны арабоязычных народов заставляло их думать, что исход такого восстания будет благоприятным: и указали его характер и метод.

Таким образом, они позволили ему начаться, получив за это официальные заверения о помощи от британского правительства. Тем не менее восстание Sherif of Mecca [2]стало для большинства неожиданностью, и оказалось, что союзники не готовы. Это вызывало смешанные чувства, и создало сильных друзей и сильных врагов, среди чьих столкновений в ревности и зависти дела начали терпеть неудачу.

CHAPTER I
Возможно, некоторые из бедствий моей повести были присущи нашим обстоятельствам. В течение многих лет мы жили так или иначе друг с другом в обнаженной пустыне [3]под безразличным небом. Днем нас fermented жаркое солнце; и мы были ошеломлены силой ветра. Ночью мы были покрыты росой и пристыжены в своей мелочности безмолвием бесчисленных звезд. [4] Мы были эгоистичной армией без парада или жестов, посвященной свободе, второй из человеческих верований, столь хищной цели, что она поглощала все наши силы, надежду, настолько трансцендентную[5], что наши прежние амбиции исчезли в ее ярком свете.

Время шло руководствовуясь от нашей потребности бороться за то, чтобы идеал возрос до бесспорного владения, согнав под уздой все наши сомнения. Понемногу это стало верой. Мы продали себя в его рабство, связали себя в его chain gang [6] , поклонились, чтобы служить его святости всем нашим хорошим и плохим содержанием. Менталитет обычных человеческих рабов ужасен - они потеряли мир, - и мы сдались, и не только телом, но душой - подавляющей алчности победы. Своим собственным поступком мы лишились нравственности, воли, ответственности, как мертвые листья на ветру.

Вечная битва лишила нас заботы о нашей собственной жизни или о жизни других. У нас были веревки вокруг шеи, и на наших головах цены, которые показывали, что противник предназначал отвратительные пытки для нас, если бы мы были пойманы. Каждый день некоторые из нас исчезали; а оставшиеся в живых чувствовали себя лишь разумными марионетками на сцене Бога: действительно, наш надсмотрщик был беспощаден и безжалостен, следя лишь затем, чтобы наши израненные ноги могли брести вперед по дороге. Слабые завидовали тем, кто достаточно устал, чтобы умереть; ибо успех выглядел настолько далеким, а неудача - близкой и несомненной, что, во всяком случае, это было быстрым освобождением от тяжелого труда. Мы всегда жили на натянутых или ослабленных нервах, либо на гребне, либо во впадине волн ощущений. Это бессилие было горьким для нас и заставляло нас жить только за видимый горизонт, в безрассудно злой злобе, которую мы причиняли или переживали сами, поскольку физическое ощущение показало себя преходящим.Порывы жестокости, извращения, похоти легко проходили по поверхности, не беспокоя нас; поскольку моральные законы, которые, казалось, должны были ограждать от этих глупых случаев,звучали слабой,глупой, бессвязной речью. Мы узнали, что бывают слишком острые боли, слишком глубокие скорби, слишком высокие экстазы, чтобы мы могли их осознать и запечатлеть. Когда эмоция достигала этого уровня, ум захлебывался; и память блекла до тех пор, пока обстоятельства не начинали казаться банальными.

Такая экзальтация [7]мысли, в то время как она позволяла себе пренебречь духом и давала ему лицензию на странные выражения, потеряв прежнее терпеливое господство над телом. Тело было слишком грубым, чтобы ощущать все наши скорби и радости. Поэтому мы отказались от него как от мусора: мы ставили его ниже нас, чтобы идти вперед, дышащая жизнью видимость, подобие человека на своем собственном уровне, под влиянием того, от чего в нормальные времена наши инстинкты погасли бы. Мужчины были молодыми и крепкими; и горячая плоть и кровь бессознательно заявляла о своих правах и терзала их животы странными страстными желаниями. Наши лишения и опасности раздували этот знойный жар, а невообразимо мучительный климат пустыни лишь подливал масла в огонь. У нас не было закрытых мест для уединения, не было плотной, закрытой одежды, чтобы скрыть нашу природу. Мужчина во всем со всей откровенностью [ 8] жил с мужчиной .

Араб по своей природе был целомудренным; и использование всеобщего для них брака [9]почти уничтожило незаконные связи в его племенах. Публичные женщины из редких поселений, с которыми мы столкнулись в наши месяцы блуждания, были бы ничтожны для нашего числа, даже если бы их меченое охрой[10] изношенное мясо было приемлемым для здорового человека. В ужасе от такой мерзкой торговли наши юноши стали равнодушно разрешать друг другу некоторые потребности в их собственных чистых телах - холодное удобство, которое для сравнения казалось бесполым и даже чистым. Позже некоторые стали оправдывать этот стерильный процесс и клялись, что друзья, дрожащие со сплетёнными жаркими конечностями вместе в оседающем песке в высших объятиях, обнаружили там скрытый в темноте чувственный коэффициент умственной страсти, который сваривал наши сущности и души в одном пылающем усилии. Некоторые, жаждущие наказать себя за похоть, которую они не в силах были обуздать, получали дикую гордость в унижении своего тела и яростно предлагали себя в любой привычке, которая обещала физическую боль или непристойность.

Read more... )
Въ небѣ утреннемъ штандартъ!
Для гусара важенъ фартъ!
Наступаетъ на Отчизну
Лягушатникъ Бонапартъ!

И вновь протрубилъ вѣстовой!
И сердцу тревожно въ груди!
Раевскій такой молодой
И Багратіонъ впереди!

Засвистѣлъ картечи рой!
Гренадеры держатъ строй!
Не смѣшаютъ ихъ уланы
Нашъ порядокъ боевой!

И вновь протрубилъ вѣстовой!
И сердцу тревожно въ груди!
Фельдмаршалъ, какъ Одинъ, кривой
И Платовъ, что дьяволъ, сердитъ!

Конскіе хвосты драгунъ,
Ядеръ пушечныхъ чугунъ,
Эхъ, сейчасъ бы въ штыковую,
Имъ отвѣсить лиха фунтъ!

Редутъ украшаетъ нашъ стягъ,
И вѣтеръ ласкаетъ лицо.
Давыдовъ въ кальсонахъ въ обтягъ,
Прельщаетъ юницъ и юнцовъ!




"Дореволюцiонный Совѣтчикъ"
После "Дуэлянта" у меня как-то повысилось мнение о способности российского кинематографа делать качественно и интересно в антураже 19 века. Именно графический роман, а не историческое кино. Думаю данный сюжет вполне сгодился бы для русского варианта "Братства волка" со всем антуражем.

Оригинал взят у [livejournal.com profile] rayne_minstrel в Чудище обло, озорно, огромно, стозевно и лаяй
Сижу сейчас и ругаю себя за то, что до переписки Константина с Александром Булгаковых я добралась только сейчас. С другой стороны, это удовольствие стоило того, чтобы его растягивать на подольше. А то, прочла бы я его три года назад - и тольку-то?

Прекрасное можно расталкивать по кусочкам, поэтому не удивляйтесь, если периодически здесь будет всплывать очередная "новость 200-летней давности" из переписки братьев.

Вот пока, письмо Александра из Москвы от 6.08.1808.
"Много теперь шуму делает следующее: итальянец один возвращается из Макарьевской ярмарки с двумя гиенами, которых показывал там за деньги. Сорок верст от Москвы они у него как-то изломали клетки железные, вырвались, убежали и теперь причиняют великие опустошения. По полученным главнокомандующим рапортам, пожрали они уже 24 человека. Одну гиену мужики убили, другая еще существует, зима ее убьет: но до того времени может она наделать много вреда. В одной деревне мужики вздумали, что это-то Бонапарт: немногим ошиблись. Жестоко, что России приходится терпеть от чудищ, Африкою порожденных. Возвращаясь от князя Сергея Ивановича, который живет за городом, мы обыкновенно берем дорогу полем; тетушка велела сынку всегда городом ездить, несмотря на большой объезд; а на вопрос: "зачем?" отвечала, что "в поле может еще попасться стерва-то эта гиена". Весь город полон этим злосчастным приключением; можно подумать, что мы перенеслись во времена Пугачева: по крайней мере, о гиене говорят с тем же страхом, с каким о разбойнике говорили; может быть, и ее велят повесить, как покойного господина казацкого маркиза. Итальянец, сказывают, в отчаянии, бегает по лесам, ищет или смерти, или своих дезертиров".

Я подумала, что гиена не очень большая и людей жрать не может, но знаменитый "жеводанский зверь" - людоедское создание, которое в 18 веке убило больше 200 человек во Франции, которого обычно считают волком, по одной из версий, был тоже сбежавшей из зверинца гиеной.

Вот как оно могло выглядеть (что в провинции Жеводан, что в Подмосковье):


А так, я бы набросала сценарий одной серийки, где какой-нибудь отважный военный эту гиену людоедскую выпиливает. Серебряной пулей, всенепременно.

...и, возвращаясь к переписке - это я еще не дошла до характеристик разных интересных личностей. Хм, уже потираю лапы в предвкушении)

Tags:
Дождался наконец-то. Надо будет найти время и посмотреть спустя 20 лет
Оригинал взят у [livejournal.com profile] yosikava в Штабс-капитан Рыбников.
Tags:
Оригинал взят у [livejournal.com profile] spectat в Пионер Али
В продолжение темы подвиг пионера Коли Щеглова

Турецкий дальнобойщик Али Диндж обратился в уголовный суд с жалобой на свою жену за то, что она оскорбляла Эрдогана. При этом сказал, что поступил бы так же даже в отношении своего отца. Оскорбление президента является уголовным преступлением в Турции.

Видео: erdoğan'a hakaret ettiği için eşini şikayet eden adam

На турецком: Cumhurbaşkanına hakaret eden eşine suç duyurusu
На английском:
Turkey's culture of snitching

Tags:
Оригинал взят у [livejournal.com profile] anna_bpguide в Очень длинная цитата


Немецкий писатель Франц Фюман в 1973 году приезжал в Будапешт. Итак…

*
…Будапешт. Западный вокзал; слякоть и дождь. Грязноватый, подвыпивший и вообще крайне несимпатичный проходимец выступает в роли непрошеного носильщика, ему дают понять, что. услуги его нежелательны, и все же он ухитряется вырвать у кого-то чемодан и запихать его в багажник, но никто не обращает внимания на его дрожащую, протянутую в машину руку. Я твердо решил не принимать его помощи, и Габор, судя по всему, тоже, но Эльга позволяет погрузить свою продуктовую сумку и, влезая в машину, сует ему что-то. «Да ну, — отвечает она на мой безмолвный упрек и удивление, — о чем тут говорить, это же гроши». И добавляет успокоительно, не дав мне разворчаться: «Разве ты не видел, ему необходимо сейчас же выпить, а не хватает трех-четырех форинтов на бутылку, вот он и таскал чемоданы, теперь он счастлив!» «Тоже мне счастье», — говорю я раздраженно, и Эльга отвечает: «Счастье есть счастье, и к морали оно не имеет никакого отношения, уж скорее к своду законов, и то, что для тебя — новая книга, для него сегодня вечером — бутылка вина». Я фыркаю сердито, Габор, как обычно, усмехается про себя, а Эльга, мотнув в мою сторону головой, говорит: «Сразу видно, он только что прибыл из Пруссии». Но тут мы останавливаемся возле «Астории».




Очаровательными эти гостиницы, построенные на «рубеже веков», делает их сходство с пещерой Сезама. Во многом они являют ей прямую противоположность (например, они выступают из каменного окружения, вместо того чтобы сливаться с ним, а вход, вместо того чтобы скрыть, только подчеркивает это); и тем не менее они относятся к миру Али-Бабы и Синдбада. В гостиницах «Дунай-Континенталь», «Штадт-Берлин» или в «Хилтон-Гаване» подобная мысль не пришла бы в голову, от сказки они далеки, зато напоминают полностью автоматизированные птицефабрики. То, что может действовать только так, как оно действует, и не иначе, — не сказка; здесь же мы в царстве волшебства и охотно миримся с некоторыми лишениями — с комнатой без удобств на первую неделю (в интеротелях таких нет).

*
Read more... )
Tags:
Очень и очень круто. Прямо таки fantastisch. Любителям всяческих панков в литературе рекомендую глянуть. "Встань на сторону Силы Второго Рейха"

Оригинал взят у [livejournal.com profile] watermelon83 в Я сделал это
- разрази меня гром, если это не так! Попробовав вчера шутку со Звездными войнами в стиле ПМВ, я заронил зерно на почву собственного идиотизма. Весь вечер, находясь в обществе и т.д. я думал как это нужно было сделать. Короче говоря, я потратил три часа собственного времени и литр кофы, но сделал то, что не стыдно хранить на винте. Блядь, да хватит соплей - это охуенное видео, просто охуенное! Пиздец какое!

Вот так.

Tags:
С удовольствием прочел и узнал много интересного с момента публикации моего прошлогоднего поста с пропагандистским роликом российского военного ведомства о райском житье турецких военнопленных на острове Нарген (Бёюк Зиря) с 1915 по осень 1917 годов. Увы, пока неизвестно, что случилось с его узниками в период с весны по осень 1918 года когда Баку находился под властью сначала Баккоммуны, а затем Диктатуры Центркаспия.
Советую.

Оригинал взят у [livejournal.com profile] kap1914 в С электричеством, но без воды: турецкие пленные на острове Нарген в годы 1-й мировой

В спец.выпуске "Международной жизни" вышла моя статья про турецких пленных на о. Нарген в годы Первой мировой войны: Пространство плена Первой мировой: лагерь для турецких пленных на острове Нарген (1915-1918 гг.) // Международная жизнь. Специальный выпуск: История без купюр. Великая война. Начало. М., 2014.  С. 100-128.
С полной электронной версией можно ознакомиться по ссылке
В годы войны о лагере в России был снят пропагандистский фильм (где рассказывалось как хорошо живется туркам в русском плену), однако в современной англоязычной литературе и бакинских краеведческих изданиях говорится чуть ли не о массовой гибели турок из голода и болезней. Поднятые архивные документы позволили пролить свет на этот лагерь (крупнейший лагерь для турецких военнопленных в России - из 60 тыс. захваченных турок около 25 тыс. прошли через Нарген!).
История Наргена прекрасно показывает, как турки стали заложниками многочисленного начальства (которое пыталось контролировать жизнь лагеря) и межличностных конфликтов. Им провели электричество, но не снабдили водой. Изначально селили в юртах, однако затем началось активное строительство бараков. Комендант Баку не мог предоставить судна для подвоза продовольствия, однако лоббировал строительство канализации. С точки зрения коменданта лагеря полковника Полторацкого проблема отлова неожиданно появившихся кроликов могла решиться лишь при содействии бакинского градоначальника. Когда же весной 1916 г. разразилась очередная эпидемия, грозная телеграмма от Верховного начальника санитарной и эвакуационной части Ольденбургского оказала "чудотворное воздействие" на санитарное благополучие)) При этом турки свободно могли покидать остров и гулять по Баку. Местные туркофилы оказывали им помощь, а жена местного миллионера приезжала на собственном баркасе и "играла в любовь с красивыми офицерами".


С полной версией можно ознакомиться по ссылке, а ниже я размещу выводы к статье и один из фрагментов:

О попытке решить проблему с транспортом:

"Весной 1915 г. обозначилась еще более серьезная проблема с обеспечением транспортной связи между Баку и Нарген. По мере увеличения количества пленных и объема строительных работ ситуация стала лишь ухудшаться. Ответственный за транспорт адмирал Е.В.Клюпфель не видел всей сложности, предоставив лишь три судна: старый паровой баркас «Баилов», парусное судно «София» (зафрахтовано после гибели у острова шхуны «Сальянец») и шхуну «Шахерестан». 24 апреля полковник А.И.Сабуров писал Е.И.Бернову: «Жизнь на острове и успешность постройки оказались в полной зависимости от состояния моря и успеха нагрузки и выгрузки двух баржей. Происходила громадная непроизводительная трата времени…. Главная вечерняя наша забота была – достать на завтра судно… Не раз бывали случаи, что внезапное извещение, иногда утром, о лишении нас парового судна заставляло просиживать на берегу целый день несколько десятков плотников, группу ценных монтеров или задерживалась отправка пленных»[xxxv].

Какое-то время содействие оказывали корабли князя Бенкендорфа, однако вскоре он перестал предоставлять их, поскольку на одном из его участков были обнаружены новые месторождения нефти. После упомянутого донесения А.И.Сабурова адмирал Е.В.Клюпфель прислал два моторно-парусных бота «Кара-Сенгир» и «Кара-Дашлы», однако и здесь не обошлось без проблем. Командиры ботов находились в подчинении военного порта, а потому отказывались видеть в коменданте Наргена начальника. Так, при сильных ветрах они не выходили в море, равным образом не брали те предметы, которые могли испачкать палубу (например, цистерны с нефтью). В донесении А.В.Полторацкий описывает случай «дерзкого ответа» командира одного из ботов командиру торгового порта во время стоянки у пристани: дескать он и так имеет много начальства и третьего начальника (капитана 1-го ранта Данилова) не желает признавать.

Другой симптоматичный случай произошел на Наргене, когда в отсутствие А.В.Полторацкого командир другого бота в ответ на приказание капитана охранной роты не отчаливать без разрешения, прислал подчиненного передать, что «когда справлюсь, тогда и уйду». На требование явиться для объяснений, последовал ответ, что если зауряд-капитану надо, то может и сам прийти[xxxvi]. Адмирал Е.В.Клюпфель отвергал претензии коменданта острова Нарген, обвиняя его в суетливости и некомпетентности: «Полковник Полторацкий почему-то… настраивает на том, чтобы суда ночевали не в Военном порте, а в городе на частных пристанях, с чем согласиться я никак не могу, так как следствием этого будет отсутствие надзора, пьянство, падение дисциплины, самовольные отлучки и, как окончательный результат, аварии. Такой случай уже был. Данный в распоряжение полковника Полторацкого пароход «Баилов» был послан на Нарген без командира, который оставался в городе»[xxxvii]. Судя по всему, оба начальника (и это в военное время!) не смогли заставить подчиненных соблюдать дисциплину.
<...>

Конечно, именно ведомство Ольденбургского было напрямую заинтересованно в нормальном функционировании лагеря, однако сам принц бумажными методами управления лишь вносил еще большую дезорганизацию и изыскивал новые проблемы для подчиненных. Например, в апреле полковник А.И.Сабуров, видимо с подачи начальства, экспериментировал с выращиванием бобов на Наргене, а также пытался посадить на крышах бараков овес.

Read more... )

Tags:
10. Колхаун Грант. Самый известный английский разведчик наполеоновских войн. Именно что не шпион - Грант, во-первых, был аристократом-шотландцем (а шпионаж таки считался ремеслом людей не шибко благородных, хотя именно в то время французские эмигранты "планку попортили"), а во-вторых, выполняя свои разведывательные миссии, никогда не снимал британского мундира. За всё это он и получил свое знаменитое прозвище "Первый благородный шпион". На самом же деле майор 11-го пехотного полка в 1810 году был назначен в отряд разведки при армии Веллингтона в Испании. И помимо координации деятельности многочисленных "неблагородных шпионов", Грант занимался и "разведкой как таковой" - выезжал к расположению вражеских войск и наблюдал за ними. Во время одного из таких "променадов" его и поймали французы. Тут его спас неснимаемый мундир - без него Колхауна просто судили бы военно-полевым судом и повесили, как шпиона. А так он был обычный английский военнопленный. Хотя маршал Мармон таки приказал привести его к себе и "тупо попытался" выведать сведения об армии Веллингтона - за кого он себя принимал? Да еще и обиделся, встретив вежливый отказ - послал Гранта в Париж, написав письмо, что это шпион, и ни в коем случае нельзя его разменивать на французского пленного. Однако англичанин сие письмо смог прочесть, после чего... скрылся в недрах Парижа. Верный своему принципу, он не снимал мундир (к счастью, как у офицера-специалиста - синий) - просто выдавал себя за американского офицера (как выглядели американские офицеры, парижане того времени имели такое же представление, что и мы о мяо-яо или чибча-муисках), 6 недель протусив "в логове зверя", высылая разведдонесения. Потом-таки прокрался в Англию, оттуда в 1814 году вернулся к Веллингтону, который сделал его полковником и главой своей разведки.


http://qebedo.livejournal.com/87905.html
Оригинал взят у [livejournal.com profile] mumm в post


Я конечно все могу понять: и то что книги никто уже не читает, и что все Украиной контужены. Но, есть же супер популярный сериал от Марка Захарова, который постоянно крутят по тому же зомбоящику, и даже та уродская экранизация "Золотого теленка" с Меньшиковым. Их то должны были видеть?!!

Оригинал взят у [livejournal.com profile] pyton в post

Интересная тенденция. Не знаю, что там в конечном счете прорастет, новый вариант ислама с местным колоритом, или очередная нетерпимая секта с уклоном в терроризм, тем более местность располагает. Но посмотрим, само явление заслуживает интереса.

Оригинал взят у [livejournal.com profile] dipifr1968 в Мексиканские индейцы-мусульмане.
Причем Ислам принес индейцам один испанец!


Tags:
Оригинал взят у [livejournal.com profile] qebedo в EL SIGLO DEL ORO
ДЕНДИ

Цилиндр строг и прям, и стремится вверх –
туда, где людской пирамиды поверх,
суть бог, облака, кислород и прогресс,
подальше от бренных банальных словес.

Протест – наше знамя, наш шейный платок,
он в крапинку желтый, как ложь и порок,
которому вызовом служит пусть он –
как в зеркале будет порок посрамлен!

А наш воротник укрепит пусть крахмал,
чтоб твердо, как Браммел пред принцем, стоял:
свобода – наш личный английский freedom,
от века британец не будет рабом!

Сорочка свежей самой белой капусты
бичует пусть пошлость и серость в искусстве,
как Байрон (старинный мой, кстати, приятель),
англо-шотландских писак бичеватель.

Сюртук только красный! В честь наших солдат,
что в дикой Испании грудью стоят
за честь, короля и родную страну…
Еще на полфунта и пенни возьму!

Бедняк голодает в трущобах, а вы…
Достоин согражданин лучшей судьбы!
Семейства цветочниц кормить нам не лень –
меняй в бутоньерке цветок каждый день.

На гнусные нравы отживших времен
даст мощный ответ прямизна панталон:
отсутствие складок и прочих морщин –
вот гордый штандарт настоящих мужчин!

Ну вот, туалет безупречен и строг,
не стыдно теперь выходить за порог
и в свет, где царят прагматизм и инцест,
нести романтизм и бунтарский протест!

EL SIGLO DEL ORO

Манрике, не стучи колоколами!
Не всё на свете пожирает время:
твои стихи не смерть и не конец –
филологи считают их началом,
и нам нет смысла сильно с ними спорить.
Зайдем к Боскану – выпьем и съедим
все, что на стол попало и пропало
(не посрамим!) – а вежливый хозяин
под стук зубов и бульканье в гортанях
зачтет сонет… А впрочем, нет, эклогу –
сонеты нам прочтет Гарсиласо
(привет, привет!), но только без печали,
не мы свели в могилу Исабель,
не нам о том грустить и песни плакать.
На песни ли, или на вкусный запах
но первым к нам на тихий огонек
придет сеньор суровый Кастильехо
и будет делать вид, что только ради
того, чтоб доказать, что только в коплах
кастильской речи процветать вовек,
он, собственно, пришел. Но после пары
кувшинов из его кастильской глотки
одиннадцатисложники польются.
Из Чили с добрым перцем к нам Эрсилья,
октавами своей «Арауканы»
пускай нас утомит, но лишь чуть-чуть –
хороший стих не может надоесть!
Всё съели? Не беда, нам Алькасар
накроет стол, и дружеский наш завтрак
сам по себе перерастает в «Ужин»,
и всей компанией мы перейдем к нему.
Восплачем с Руфо о несчастной крысе,
пока отважный воин Вируэс,
царапая напольную плиту
ножнами кованой стальной подруги,
своих солдатских не затянет песен,
мурлыча про Барлетту в колкий ус.
О чем-то спорит Вильямедиана,
о королеве юной, не иначе –
ему бы больше думать о Филиппе
и опасаться подлого ножа.
А кто в углу там скромен нарочито,
губ уголки потупив, будто очи,
изящно удобряя слог латынью,
читает мавританские романсы?
Не Гонгора ль, бог культа своего,
великий даже в мелочной гордыне?
Вам, дон Луис – скамья у очага,
и лучшего кусок, и добрый кубок,
и вечный наш респект; пусть «Одиночеств»
посмертная судьба навеки будет
счастливей, чем при жизни их отца…
Ба! Пропустить явленье кавалера,
что появляется в дверях сейчас
не смог никто – отчаянно божась,
изящно лья хулы на всю округу,
бряцая шпагой звонче, чем словцом
(хоть словом он звенит весьма изрядно),
дон Кеведо, переставляя ноги
кривые, споро движется к столу.
По поводу очередного спора
(с рукоприкладством) с бедным альгвасилом
готов очередной взрывной сонет,
и будто только что из ада, с аппетитом
пройдохи Паблоса отец хлебнул вина.
Их спора с Гонгорой нам не решить
(два гения друг друга не выносят),
и консептизма недруг ускользает…
Пускай! А мы в таверну не пойдем –
там Лопе, Тирсо и сеньор Сервантес,
а также гений чести Кальдерон
предпочитают музу Мельпомену,
и даже прозой часто говорят.

МЕРТВЫЙ СОЛДАТ
(на мотив Kornetten Peter Кulfeldt)


лежит солдат в сугробе
затих и не дрожит
забыт он ротою своей
и родиной забыт

убит солдат не пулей
не вражеской рукой
мороз и голод вместе
трофей забрали свой

капрал вернется без руки
сержант без пальцев ног
им всем положат пенсион
а как умрут - и в гроб

а генерал получит крест
и в книге пару строк
портрет повесят во дворце
достойный эпилог

а труп в канаве жизнь спасет
для парочки волков
исчезнет тело в жерновах
мелькающих клыков

БАЛЛАДА ОБ АНГЛИЙСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

А Карл говорит: епископам быть,
по-англикански им мессу служить,
лорд Страффорд стучит в боевой барабан -
и к черту идет пусть их Ковенант.

Но Лесли сказал: на Лондон, вперед!
И король пред шотландцами выю гнет
(закончилась полным позором война)
и должен отвесить им фунтов сполна.

И Карл говорит: мне деньги нужны -
парламент, служа господину страны,
обязан беспрекословно давать:
и чтоб просто было, и чтоб воевать.

А Пим заявляет: парламент страны
решает и веры вопрос, и войны,
решает, чей смех, а чьи стоны и плач -
и Страффорду голову рубит палач.

А король говорит: Пим предал страну,
за то Пим с друзьями сядет в тюрьму!
Но от толпы удирает шериф,
а с ним и король, лыжи в Йорк навострив.

И Руперт принц приказал: вперед!
и стриженых кавалерия мнет.
Эссекс решает, что он слаб и хил
и завершает бой у Эдж-Хилл.

Но Ферфакс сказал: врешь, не пройдешь!
Покуда Айртона гнала молодежь,
он по пехоте наносит удар -
и в Нейзби стоит до сих пор меморьял.

А шотландский парламент: сдать короля!
Шотландия - сама по себе земля.
За полновесные фунты король
продан, как бык базарной порой.

А Карл говорит: а я убегу -
на остров Уайт, но не сдамся врагу!
Но от судьбы укрыться невмочь -
Карл пойман, и Капель не может помочь.

И полки заявляют: доколе терпеть?
И Карла в суде заставляют потеть,
и злобен заранее приговор -
и короля урезает топор.

Но шотландцы уперлись: у нас свой король!
И сыну Карла дают пароль,
но Кромвель прибыл раньше него,
и в Данбаре вороны славят его.

А юный Карл: все равно вперед!
И под Вустер шотландцев зовет -
но Кромвель снова свиреп и груб,
и Карла спасает развесистый дуб.

Тут смерть говорит: мне каждый един,
бедняк или мира всего господин,
отмерено, взвешено, срок платить -
и Кромвелю вышел черед уходить.

И Ламберт, и Монк говорят вразнобой,
парламент мычит бессловестной толпой,
и Карл, сын Карла, искренне рад,
в трон помещает свой царственный зад...


*     *     *

Ни зла, ни тиранства нет в короле
(мр. Мильтон, опустите свое перо),
он за порядок на этой земле
и за то, что он, Карл - и есть закон.
Он добрый отец всем, а не президент,
и на коленях ему не стоять
в парламенте, перед народом - нигде;
не должен просить - должен повелевать.

Ни зла, ни тиранства в Кромвеле нет
(мр. Лильбёрн, опустите свое перо),
он за порядок на этой земле
и за то, что главное - это закон.
Он строгий отец всем, а не президент,
и выше, чем Кромвель, лишь Богу стоять
в парламенте, перед народом - везде;
но когда он попросит - ему должны дать.

*   *   *
Один за свободу в пивной зажигательно
речи речет ― как пиво течет;
второй полстатьи настрочит прилагательных
ночь на подбор ― утром в набор;
кто-то кричит отважно-негромко
вслед англичанам: "Дурная трава!";
кто-то разбавит им пиво карболкой...
А я, джентльмены - стрелок ИРА.

АТАКА ПИКЕТТА

Вперед, дивизия, вперед!
За негров? Нет, за весь народ!
Загоним Джона Рэбба в гроб,
и пусть лежит в нем вечно!

А если остановиться
и если подумать
в мире не случиться
ни одной атаки...

Tags:
Это же какая офигенная ВИРУСНАЯ реклама для продажи новинок автосалона на Кавказе.)))) Последний нищеброд продаст подержанную колымагу и пойдет покупать "девственницу".

Оригинал взят у [livejournal.com profile] iskander_zombie в Some clever stuff
Я, конечно, слоупок педальный, так как только сейчас увидел эту фишку, которой сто лет в обед. По-моему, очень остроумно получилось, хоть сравнение автомобилей с женщинами - идея, мягко говоря, не новая. Это довольно известная реклама продажи подержанных машин. Двусмысленная (в связи с иллюстрацией) надпись гласит: "Ты знаешь, что ты у нее не первый. Но разве тебя это волнует?"

dale-wurfel-woman-484


Еще несколько )

Tags:

Profile

jack_kipling: (Default)
jack_kipling

June 2017

S M T W T F S
    123
45 6 78910
1112 131415 16 17
18 192021222324
252627282930 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 24th, 2017 10:16 am
Powered by Dreamwidth Studios