— Ваш полковник, черт возьми! Хватит валять дурака! Сообщите ему: пришел Гуркевич от венгров.
— От венгров? — изумился тот. — А что у вас общего с венграми?
— Жена! — заорал Гуркевич. — Вековая дружба и общая, за чешский счет, граница!


Крохотная повесть, похожая скорее на большой рассказ, Стефана Ежи Ставинского о двух днях августа 1944 года в Варшаве и ее предместьях глазами молодого горожанина тщетно пытавшегося дезертировать из рядов Армии Крайовой, но вместо этого поневоле вляпавшегося в большую политику. Если в "Записках молодого варшавянина" ирония и самоирония бывшая главным стержнем повествования, носила романтический и отчасти трагический характер, то здесь царит беспощадная гашековская сатира.

Так, сам главный герой, абсолютно негероический Гуркевич за глаза пожелавшей польским патриотам поцеловать себя в известное место и с великими трудами и двумя золотыми николаевскими монетами в подкладке пробирающийся из горящего города к жене по прибытию обнаруживает неприятный сюрприз. Его красавица Зося, к тому же блондинка, в открытую сожительствует с венгерским гусарским поручиком, чья часть квартирует рядом с союзными немцами. Ситуация что и говори неприятная, пусть и становится ясно, что "Пупсик" жену собственно особо и не любил никогда, рассматривая ее скорее как надежный запасной аэродром в безопасном месте. Еще большим сюрпризом становится поведение бравого гусара, чья безмерная любовь распространилась не только собственно на соломенную польскую вдову, но и на сражающихся повстанцев.

Он напрямую предлагает Гуркевичу связаться с собственным командованием, от которого тот только успел дезертировать, и сообщить о готовности венгерских частей как минимум передать им оружие, а как максимум вообще перейти на сторону Армии Крайовой и вместе сражаться против немцев. Есть конечно определенные условия, но действовать нужно непременно быстро - в запасе всего лишь чуть более суток, так как подозревающие немцы готовят переброску своих союзников более безопасное и тихое место.

так и начинается короткая и очень бурная одиссея непатриотичного рогоносца сквозь дым, огонь и бомбежки.
Читать в обязательном порядке.
Оригинал взят у [livejournal.com profile] anna_bpguide в Очень длинная цитата


Немецкий писатель Франц Фюман в 1973 году приезжал в Будапешт. Итак…

*
…Будапешт. Западный вокзал; слякоть и дождь. Грязноватый, подвыпивший и вообще крайне несимпатичный проходимец выступает в роли непрошеного носильщика, ему дают понять, что. услуги его нежелательны, и все же он ухитряется вырвать у кого-то чемодан и запихать его в багажник, но никто не обращает внимания на его дрожащую, протянутую в машину руку. Я твердо решил не принимать его помощи, и Габор, судя по всему, тоже, но Эльга позволяет погрузить свою продуктовую сумку и, влезая в машину, сует ему что-то. «Да ну, — отвечает она на мой безмолвный упрек и удивление, — о чем тут говорить, это же гроши». И добавляет успокоительно, не дав мне разворчаться: «Разве ты не видел, ему необходимо сейчас же выпить, а не хватает трех-четырех форинтов на бутылку, вот он и таскал чемоданы, теперь он счастлив!» «Тоже мне счастье», — говорю я раздраженно, и Эльга отвечает: «Счастье есть счастье, и к морали оно не имеет никакого отношения, уж скорее к своду законов, и то, что для тебя — новая книга, для него сегодня вечером — бутылка вина». Я фыркаю сердито, Габор, как обычно, усмехается про себя, а Эльга, мотнув в мою сторону головой, говорит: «Сразу видно, он только что прибыл из Пруссии». Но тут мы останавливаемся возле «Астории».




Очаровательными эти гостиницы, построенные на «рубеже веков», делает их сходство с пещерой Сезама. Во многом они являют ей прямую противоположность (например, они выступают из каменного окружения, вместо того чтобы сливаться с ним, а вход, вместо того чтобы скрыть, только подчеркивает это); и тем не менее они относятся к миру Али-Бабы и Синдбада. В гостиницах «Дунай-Континенталь», «Штадт-Берлин» или в «Хилтон-Гаване» подобная мысль не пришла бы в голову, от сказки они далеки, зато напоминают полностью автоматизированные птицефабрики. То, что может действовать только так, как оно действует, и не иначе, — не сказка; здесь же мы в царстве волшебства и охотно миримся с некоторыми лишениями — с комнатой без удобств на первую неделю (в интеротелях таких нет).

*
Read more... )
Tags:
Когда-то, изображая Статую Свободы с бомбой вместо факела, советские карикатуристы имели ввиду совсем не агрессивные планы ястребов Пентагона и их европейских марионеток из НАТО.
Агиттворчество в Азербайджанской ССР двадцатых-пятидесятых годов из поста моего френда [livejournal.com profile] dipifr1968

Как актуально и воодушевляюще звучали тогда пророческие слова  Бендера:
Господи, если ты есть, не одаряй их покоем:
Издавна этот сброд приучен к побоям,
Место его — в темноте, рядом с навозной кучей,
Господи, не жалей — мучай, мучай, мучай.

Господи, если ты есть, не обойди ударом:
Я ведь, как и они, родился мадьяром.
Заклинаю — явись в гневе и в силе грозной
И настигни меня молнией или розгой.

Господи, если ты есть, от края земли до края
Неси, развеивай нас, наша судьба такая.
Мечутся дети твои под солнцем, под небом синим, —
Бичуй, терзай и томи, иначе мы сгинем, сгинем.


Ади умер 21 января 1919 года всего лишь за полтора года до Трианонских соглашений, воспринятых его соотечественниками явлением худшим чем пресловутый Мохач.
Tags:


Есть авторы которых воспринимаешь действительно интимно близкими своей душе. До конца или до почти до самого конца осознанных и принятых твоим, именно твоим опытом, мировоззрением, духом. Для меня это Ярослав Гашек, Момо Капор, Генри Миллер (в первую очередь в эссе) и Франц Фюман.
Он очень по-немецки откровенен в отношении себя и своих близких, но вместе с тем не впадает в столь презираемое им бесстыдство. Как он сам же заметит о просмотре "Забрисски-Пойнт" в венгерском кинотеатре - "целомудренная оргия".
Что же представляют эти "Двадцать два дня" которые он провел по приглашению венгерского ПЕН-клуба? Наверное то же что и миллеровкое эссе о Рембо "Время убийц" - да, это и исследование сабжа, неважно является ли он французском поэтом или венгерским языком и самой Венгрией ; но в то же время путешествия по своему прошлому, которое внешне на первый взгляд никак не может быть связано с автором. Наверное все можно свести к той же искренности. Фюман никогда не скрывал что искренне и всем сердцем был сначала католиком, потом нацистом, затем и коммунистом, и к концу жизни фактическим диссидентом.
Когда кратко, а когда и многословно он говорит о себе и своем армейском прошлом в Греции и России, лагере военнопленных, где он осознал что есть нацизм и отрекся от него, о венгерской поэзии и венгерской кухне, таксистах-женщинах в Будапеште и туристической индустрии в пуште, о философии и оплаченном завтраке с булочками и копченостями (недобитый обычай "каканской империи"), мостах и восстании 1956 года, трудностях перевода и замечательных купальнях и многом, многом, многом...

Read more... )


Плохой фильм из разряда юбилейных, специально снятых к очередной круглой государственной дате. Венгрия в этом смысле ничем не лучше другиx стран.
В основе сразу и спортивная и военно-любовная драма, причем первая снята значительно лучше и интереснее.
Фильм основан на некоторых фактах биографии венгерского ватерполиста Эрвина Задора (в фильме он фигурирует под фамилией Сабо), героя Летней Олимпиады 1956 года в Мельбурне.
Реальный Задор.


И в исполнении Ивана Феньё


1956 год, в соцлагере чувствуется начавшаяся "оттепель" идущая из СССР. Про товарища Сталина пока еще плохого не говорят, но любить его и его ставленников стало уже как-то не модно. А модно стало одеваться как сверстники на Западе и играть в водное поло, втихаря промышляя контрабандой ювелирных изделий через границу. Родная гебня в принципе в курсе, но готова закрывать глаза на столь несознательное поведение молодых участников сборной, благо они одни из сильнейших в мире и проигрывают только дружественным "советам" да и то из-за судейства.
С этим и связана одна из лучших сцен фильма, когда после поражения в Москве в раздевалку к венграм приходят советские ватерполисты и начинают на жутком русском языке объяснять соперникам какие они чудаки на букву "м" и вообще в спорте ноль. Мадьяры догадавшись по тону и манерам о характере пожеланий применяют прием психологического айкидо - с улыбками произносят слова "Хрущев", "Сталин", "социализм" вперемешку с родными ругательствами, непонятными русскому уху, и пожимают руки соперников. Вроде все довольны и опешившие от дружелюбия венгров советские спортсмены уже уходят из раздевалки когда им вдогонку звучит мадьярское обозначение лиц нетрадиционной сексуальной ориентации никак не похожее по звучанию на любом европейском языке. Тем не менее один русских резко оборачивается и в изумлении повторив венгерское слово тут же бьет по морде главного героя, что служит сигналом к славной потасовке. Как простой советский паренек мог знать сей образец мадьярской обсценной лексики непонятно. То ли на груди его отца "висела медаль за город Будапешт", то ли сам он был из Воронежа - кто знает, режиссер не удосужился объяснить.И все заверте... )
Tags:
Я не поддерживая мадьярский и какой-либо иной национализм и ирредентизм. Мне интересен сам феномен венгерского этноса и его отображение в современной музыке, пусть и с элементами шовинизма

Один из любимых треков "Карпатии" - Magyarnak Születtem ("Рожденный венгром").


Ремикс от группы Скифия


И непосредственная песня о сабже от той же группы. Грустно и красиво.

Видимо окончательно стал мадьяроманьяком - это надо же умудриться посмотреть сабж в оригинале с польскими субтитрами. Язык Мицкевича понимался не очень, однако лучше чем аналогичное детище Петефи, да и другого выхода не было. Даже всесильный пиратбей не смог помочь с другим переводом, или сабами.
Итак, 1848 год, австрийская Галиция, пограничный город с преимущественно польским населением. Название его не упоминается, но так как фильм основан на реальных событиях то значит это Станиславов, а ныне Ивано-Франковск независимой Украины. Прогрессивное польское население в виде студентов, интеллигенции и других несогласных активно выражает недовольство имперской политикой на местах. Молодежь нагло разгуливает в конфедератках, вместе с другими красно-белыми ленточниками зажигает факельным шествием на площади под хоровое "Польска не сгинела". Коменданту австрийского гарнизона это совсем не по нраву, тем более что одно из подчиненных подразделений "проклятых татар" - эскадрон венгерских гусар, также втихую недовольствует. Сначала дезертир, которого ловят и прогоняют сквозь строй, потом подрывные листовки и письма родственников из Венгрии о начале революции там. Гусарский поручик Бодох пытается замять дело простыми и действенными видами армейской муштры, как-то изнурительные занятия на "конском тренажере"; марш-бросок по пересеченной местности на собственных ногах, держа над головами тяжелые седла: и т.д. Однако, австрийцев такой подход не устраивает и они пытаются заменить венгерских командиров на немцев. Это становится последней каплей - эскадрон уходит в полном составе, насильно уведя и своих поручика с капитаном.
Далее фильм все больше походит на советские фильмы о первых днях войны: тяжелейшее отступление по горам, болотам, с переправами вплавь на конях широких и бурных рек, с постоянной погоней на хвосте и прорывами заслонов. В пути постепенно меняются и гусарские поручик с капитаном, которым данное нарушение присяги было не по нутру. Никаких бравурных нот в стиле "Сыновей человека с каменным сердцем" - все довольно трагично безо всяких торжественных речей.

Фото и видео из фильма )

Наконец-то собрался написать рецензию, обещанную аж к понедельнику. Итак, исторический костюмированный фильм 1965 года, снятый исключительно местными силами, о Венгерской революции 1848-49 годов. В основу положен одноименный роман Мора Йокаи, участника тех событий чудом избежавшего постреволюционных репрессий австрийского правительства, близкого друга Шандора Петефи, написанный в 1868 году, сразу после компромиссов между Веной и Пештом, превративших Австрийскую империю в Двуединную монархию.

Снято в высшей степени достойно, на уровне эталонов европейского исторического кино того времени, как "Три мушкетера" и "Капитана". Очень неплохи батальные сцены, особенно прорыв венгерских гусар от предместий Вены в революционную Венгрию (отражены реальные события, когда сагитированный эскадрон прошел с боями в родную Мадьярию аж с австрийской Галиции), штурм Будской цитадели.

Основой фильма являться судьба трех сыновей графа Барадлаи: Эдмунда (Эдена) - дипломата в австрийском посольстве в Санкт-Петербурге; Рихарда - гусарского капитана (и этим все сказано); Ойгена (Енё) - подающего надежды чиновника в канцелярии Метерниха. Несмотря на волю покойного отца-государственника, молодые люди, подстрекаемые матерью (решившей таким способом отомстить покойному супругу, тиранившую ее) калечат свои судьбы связавшись с революционерами. Старший, Эдмунд, бросает карьеру дипломата и под предлогом поездки на похороны отца, возвращается домой и став губернатором, начинает поддерживать пештских националистов; Рихард, которого агитирует сразу и мать, и любимая девушка, изменяет присяге и уводит своих гусар, поддерживавших порядок в мятежной Вене, на соединение с Кошутом, преследуемый по пятам австрийскими кирасирами майора Палвица, своего заклятого друга. Даже младший Ойген, самый вменяемый член семьи (недаром отцовский любимец), которому вся эта борьба за свободу личности и родной гуляш, не понятна и неприятна, не избежит давления обстоятельств и родственников.

Увы, следуя конъюктуре, в фильме не отражена российская интервенция, что довольно сильно сказывается на логике, когда после победоносного штурма Буды следует внезапная капитуляция венгерских войск. Соответственно, выкинута вся линия Леонида, старого друга старшего из братьев, повстречавшего его во время исполнения "интернационального" долга.

Скачивать кино я не стал, ограничившись онлайн-просмотром, так что постить кадры из фильма не буду, а вставлю видео где батальные сцены из сабжа идут под "Патриотическую песню" Петефи в обработке группы Hungarica:


Fan-trailer:
Это что же творится други мои френдовые. Нет, я конечно помню по школьному курсу истории о насильственной мадьяризации славянского населения Венгрии, Гашек тоже поднимал тему несчастных братьев-словаков загоняемых в "ухерские" гимназии. Но все же, все же, все же...

Шандор Петефи - венгерский Пушкин, один из основателей венгерского литературного языка, автор "Патриотической песни" (долгое время бывшего неофициальным гимном), самый мадьяристый из мадьяр павший в борьбе за свободу потомков Арпада и т.д. Настоящее имя - Александр Петрович (ударение на первый слог), отец - серб, мать - словачка.


Лайош Кошут - фактический руководитель венгерского национально-освободительного движения 1848-49. а также генштаба всех венгерских армий, глава МИДа и Минфина, сторонник жесткой линии в отношении нацменьшинств (только ассимиляция), противник любых уступок Вене, до самой смерти в эмиграции будет занозой в заднице Франца Иосифа, затролливший его и после смерти - вынудив кайзера, под давлением венгерского парламента двуединной империи, устроить торжественные похороны политэмигранта в Будапеште. По отцу - словацкий дворянин, с родным дядей славянским националистом, по матери - немец.
А каков вывод? А таков: кровь - ничто, культура - всё. Только помните, что под культурой надо понимать в первую очередь образование и науку.

P.S. для азербайджанских френдов - западные соседи таки правы сравнивая нас с мадьярами. Нам бы лишь кого ассимилировать ))) Тут уж про сравнение с многовековым румыно-венгерским конфликтом за Трансильванию, с особенностями антивенгерской пропаганды ("безродные гунны-кочевники") при Чаушеску можно даже не вспоминать.
Что-то на меня плохо влияет общение с френдом [livejournal.com profile] iskander288 , как-то я стал интересоваться Маджаристаном. И это при том, что пушта присутствует в его постах еле-еле, но атмосфера заданная почтальоном Пиштой и общением с прочими аборигенами увлекает. Короче решил перечитать "Сыновья человека с каменным сердцем" Йокаи, о венгерской революции 1848-49 года, в коей сей автор участвовал лично, а потому знал о чем пишет. Однако, не имея на руках бумажного издания я полез в нет и случайно наткнулся на венгерский эпик с одноименным названием, выпуска 1964 года, да еще и с советским дубляжом. Более подробный пост напишу в понедельник, а пока наслаждайтесь песней мадьярского аналога Сабатона, группы Kárpátia.
34086
Венгерско-советский фильм о венгерских же добровольцах Гражданской войны, снятых в традициях японского кино о самураях. Длиннейшие планы, много отличных советских актеров (Стриженов, Козаков, Никоненко, и крошечные эпизоды Крамарова с Михалковым) в совершеннейшем артхаузе к пятидесятилетию Великой Октябрьской революции. Честно говоря не сталкивался с венгерским кинематографом советского периода, но данный продукт Куросава явно бы одобрил (а никит сергеич потом вставит эти планы в свои высеры)
Помнится в "По ком звонит колокол" говорится, что смерть надо принимать как таблетку аспирина. Тут она банальна как поход по малой нужде. Красные, белые - равно безлики и безэмоциональны. Весь фильм сводится к трем фразам, из которых на 90% все разговоры: "Идите туда", "Идите сюда", "Раздевайтесь". Все по очереди захватывают друг друга в плен, почти без боя, потом гоняют туда-сюда, заставляют раздеться, а затем немного стреляют или отпускают. Ни криков, ни угроз, ни ругательств, ни попыток борьбы - какая-то ролевая игра с недоработанными правилами. 2 единственно живых персонажа - казачий подхорунжий (Никоненко) и медсестра-полька (Кристина Миколаевска) на фоне зомбоаполипсиса.
Многообещающее начало:


"Черные" белые (марковцы?)



Красномадьяры.



Немного женской и куча мужской обнаженки:
Это, кстати, Вера Алентова

Profile

jack_kipling: (Default)
jack_kipling

June 2017

S M T W T F S
    123
45 6 78910
1112 131415 16 17
18 192021222324
252627282930 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 24th, 2017 10:27 am
Powered by Dreamwidth Studios