Помнится в жутком "Отступнике" это было недостижимой амброзией и нектаром, лучше даже чем легендарный, лишь раз пробованный, заварной крем. Образ ложного рая наряду с утраченной монеткой в десять центов. Годы адского труда, и вот ты ковыряешь его в тарелке, не ощущая ни вкуса, ни запаха. Сгорел на финише. Перелом, после которого следует болезнь с окончательным освобождением, которое мало отличается от смерти, потому как опоздало.

Смотришь на рецепт и ужасаешься - всего-то яйца, молоко, сахарный песок и ваниль. Недостижимая роскошь даже для американских рабочих всего сто лет назад.

Родриго Руй Диас де Вивар (Бивар) более известный по двум своим прозвищам: искаженно-арабскому Эль Сид и кастильскому Кампеадор, символ и знамя  Реконкисты, ставший легендарным еще при жизни кастильский дворянин, заслуживший равное уважение как среди врагов, так и друзей. Человек обладавший принципиально негнущейся спиной даже по отношению к собственному искренне почитаемому сюзерену, готовый в случае конфликта вассального долга с собственной совестью предпочесть ее и добровольно уйти в изгнание, причем на тот срок который он сам посчитает нужным вне зависимости от воли короля. Не боящийся поставить дело чести выше собственного счастья, что проявилось в вызове на поединок и убийстве отца своей невесты Химены Диас в качестве мести за публичное оскорбление отца. Благодаря ув. [livejournal.com profile] qebedo я ознакомился с циклом романсов, не входящим в классическую Песнь о Сиде". В двадцати семи романсьеро разворачивается немного другой угол зрения на народного героя, в котором борьба с маврами лишь далекий фон отношений с королем, принцами Санчо и Альфонсо, их сестрой - принцессой Урракой, и королевским двором. Язык красив без напыщенности и лаконично точен. Все  персонажи словно соревнуются в краткости и насыщенности ядом ли, медом ли, своих речей по отношению к противникам и союзникам.
А самое главное, в романсах,  Кампеадор настоящий живой характер, не картонная пропагандистская фигура, который характеризует Испанию ну никак не меньше чем признанный дуэт дона Кихота с Санчо Пансой и соло злосчастного, но неунывающего Ласарильо с Тормеса.  Верный в первую очередь своим принципам и не желающий быть придворным со всем политесом, Эль Сид представляет собой тот идеал кастильского рыцаря, которого только терпят за его выдающиеся боевые и организационные качества, при случае посылают подальше... отбросить мавров за Гибралтар, завоевать ацтеков и инков, сдерживать еретиков в Нижних Провинциях.

При том, он довольно вежлив и учтив с царственными и высокодуховными особами, однако это проявляется в стиле "впустите доброго человека,а не то он выломает дверь".
Самый что ни есть характеризующий его непростой характер романс, емнис, даже попавшийй в советскую школьную  "Историю Средних веков", когда Эль Сид на встрече в верхах между испанским и французским королями под эгидой самого папы римского в соборе св. Петра, видит жуткую несправедливость -  стул его сюзерена стоит на целую ступень ниже чем у французского монарха. Ничтоже сумняшеся он сталкивает  и ломает  "золотослоновокостный"  предмет мебели представителя  Белль Франс, и ставит на его место минипрестол своего короля. Герцог Савойи, пытается было возмутиться, но:
И на герцога пошел он,
По щеке его ударил.
И, узнав про это, папа
Отлучил от церкви Сида.
Но смиренно дон Родриго
Перед папой распростерся:
"Отпусти мне грех мой, папа,
Не отпустишь - прогадаешь:
Из твоей богатой ризы
Я коню скрою попону".
И, отец наш милосердный,
Так ему ответил папа:
"Дон Родриго Сид, охотно
Отпускаю грех твой ныне,
Только при дворе моем
Соблюдай вперед учтивость"

Не отстает от  него супруга Химена, прошедшая путь от любви к ненависти и обратно, ведущая активную переписку с королем Фернандо относительно мужа, периодически повергая сюзерена в ступор непостижимостью женской природы. Так, она яростно требует от короля свершить правосудие над тогда еще женихом  Родриго, убившем на поединке ее отца, причем этим правосудием должно быть скорейшая женитьба убийцы на дочери своей жертвы. Ибо:
"Ибо тот, кто зло мне сделал,
Знаю, будет добр со мною".

Прекрасно и ее позднее послание, давно не видящей мужа тоскующей молодой жены на поздних сроках первой беременности, в которой выясняется, что ПТСР страдали не только свежепризванные хлюпики в ХХ веке, но и твердокаменные герои прошлого, воевавшие с младых ногтей
Только раз в году ко мне вы
Отпускаете супруга,
А когда уж отпустили,
Вид его внушает ужас.
Потому что по колени
Конь его измазан кровью.
Чуть меня в объятья примет -
Вижу, спит в моих объятьях.
И во сне он стонет, рвется
И рукой наотмашь хлещет,
Будто ломит силу вражью,
Будто шеи вражьи рубит.

Здесь другие ребята. Это не Германия, это не Афганистан. Джордж, твоих солдат здесь порвут на части. 250 тысяч отборных солдат Ирака! Они все разнесут. Они всю пустыню пройдут на один час!

Скажу сразу - книга хуже. В сериале настолько ярко и выпукло все показано, что сабж  кажется на его фоне лишь неудачной литературной адаптацией под франшизу, дабы срубить денег.Перевод тоже блистательным не назовешь, пару раз выявил ошибки основанные чисто на невнимательности как толмача, так и редактора.
Но при всем этом непутевые заметки журналиста "Роллинг стоун" о непрерывной боевой скачке разведбата американских морпехов по центральному Ираку от кувейтской границы и до предместий Багдада обладают своей определенной привлекательностью. Райт определенно смешивал свои личные расширяющие сознания препараты с штатными армейскими средствами от переутомления, что по итогу приводило к интересным замечаниям и описаниям. Но, увы, таланта определенно не прибавило. Хантер С. Томпсон с Пелевиным свои трипы подгоняли под литературное дарование, тут же лишь второсортное акынство, которое не исправишь никакими колесами в обоих смыслах.
Часто натыкался на мнение о том, что  книга с сериалом раскрывает всю глубину армейского идиотизма ВС  США, причем на всех уровнях командования, как свидетельство  неготовности и некомпетентности. Определенно, это явное желание выдавать желаемое за действительное, особенно понятное по прочтению. Удивительно как вообще герои ни разу не попали под дружественный огонь или бомбардировку, учитывая темпы блицкрига и "готовность" отборных солдат Ирака умереть за  Саддама. Организованного сопротивления как такого нет, лишь отдельные боестолкновения а ля "три с половиной фольксштурмовца пытаются остановить красную танковую дивизию в мае сорок пятого". Лишь один раз за все время понадобилась поддержка брони, причем не танков, а простых БМП, во все остальное время установленые на хамви станковые пулеметы и гранатометы решают все проблемы.
Повеселили в данном ключе лишь штатные подгузники морпехов, выданные по принципу "мы знаем вы крутые, но под обстрелом обделывается каждый четвертый, a времени замывать обдристанные портки нету, у нас наступление"
Tags:


Ко мне подошел смуглый юноша, улыбаясь, протянул руку. Он еще плохо говорил по-русски. Но я понял: этот студент режиссерского факультета приехал на учебу из лагеря палестинских беженцев в Ливане.

— ... В нашем лагере был один экземпляр его книги. Ее читали тысячи людей, по очереди. В ней мы находили и надежду и силу!


А. Цессарский, предисловие к роману "Сильные духом" Д.Медведева

Евангелие-Коран-Тора североамериканского неонацизма и крайне правого экстремизма, заметна почти во всех группах и организациях современного расистского движения на Западе. Впервые издана в 1978 году, второе "медийное" рождение получила в 1995 году в связи делом Тимоти Маквея и взрывом в Оклахома-сити, после того как страницы романа были обнаружены среди вещей террориста. С тех почти каждый фильм, книга, или телепередача посвященные каким угодно фашистским организациям США, так или иначе упоминает сабж.
Bиднo ее сильное влияние на целые направления в западной литературе завязанные на те или иные аспекты постапокалипсиса. "Бойцовский клуб" Паланика, "Мировая война Z" Макса Брукса, позднеe "творчествo" Фаллачи, про погонные километры печатнoй продукции российских эпигонов вроде чудиновой-дивова-аль-атоми и им подобных говорить не приходится. Сама же книга, в свою очередь, испытывает сильное влияние лондоновской "Железной пяты", из которой берутся многие элементы повествования и даже сюжетные узлы, в которых лишь меняется лишь идеологическая окраска, с левацкой на расистскую. По видимому, роман Джека Лондона с главной героиней, являющейся дочерью ученого-физика, был любимой книгой  дипломированного физика, профессора Орегонского университета Уильяма Пирса, издавшей ее под псевдонимом. Единая на два романа фабула - обнаруженные счастливыми потомками  дневники революционеров-подпольщиков, участвовавших в вооруженной борьбе с правительством, но так и не доживших до окончательной победы правого (левого) дела. Изданные в счастливом будущем, они дополнены поздними замечаниями и сносками объясняющих современникам исчезнувшие понятия, как-то "негритянская раса" или "картельный сговор".

Итак, США начало девяностых годов ХХ века. Страна так и не очухавшись от топливно-энергетического кризиса двадцатилетней давности, вызванного произраильской политикой на Ближнем Востоке, стремительно сползает в хаос. Продажное правительство состоящее из ультра-либералов, поддерживаемое расовыми меньшинствами и еврейской диаспорой, начинает мощное наступление на права американцев. Первой адской ласточкой становится законопроект о запрете на ношение и хранение населением оружия, которое отныне подлежит добровольно-принудительной сдаче стволов правоохранительным органам. Политика толерантности и положительной дискриминации приводит к безнаказанному разгулу  банд, состоящих в основном из латиноамериканцев и чернокожих, на что предпочитают закрывать глаза. Активно готовятся проекты о единой паспортной и жилищной системе регистрации каждого жителя страны. Все это вызывает активное противодействие как крайне правых сил, так и части официальных консерваторов-республиканцев. Однако, на вооруженную борьбу решаются единицы, среди которых и главный герой Эрл Тёрнер, по профессии инженер-электрик.
Read more... )

"— Рыжий!.. Рыжий!.. Рыжий!..

Юра вскакивает. Что? Кровь отливает у него от лица. Дразниться? Кулаки сжимаются, глаза стали круглыми. Сейчас он узнает! Фу, даже в ушах звенит и ничего не слышно, до того необходимо стукнуть нахала.

— Рыжий пес!.. Рыжий пес!.. Рыжий пес!.. — приплясывает Семка.

Внезапно Юра преображается. Разжимаются кулаки, кровь приливает к лицу, взгляд становится неподвижен. Юра наклоняется, поднимает шапку, натягивает ее, затем скрещивает руки на груди и, выпрямившись, презрительно кривит рот.

— Презренный раб моего смиренья! — сквозь зубы цедит он. Точно так отвечал своим палачам в подземельях венского замка король Англии Ричард Львиное Сердце, приговоренный герцогом Леопольдом Австрийским к дыбе, раскаленному железу и плетям.

Леопольд Австрийский, то бишь Семка, разевает рот и столбенеет в восхищении.

Это неожиданно пришедшее на ум воспоминание о короле Львиное Сердце, о герцоге австрийском и его подземелье определило, однако, весь характер будущей дружбы между Юрой и Семкой. Что оно означает и откуда это: «презренный раб моего смирения» — из песни или из сказки? Юра охотно рассказывает о крестовом походе тысяча сто девяностого года, о восстании Мессины, о французской принцессе — прекрасной Алисе, и ее лукавой сопернице, коварной Беренгарии Наваррской, о блестящей победе над Саладином, осаде Яффы, о борьбе за иерусалимскую корону, буре у берегов Аквилеи, австрийском плене, венских подземельях, о побеге с помощью менестреля Блондена — все, все рассказывает Юра, все, что вчера только прочитал о Ричарде Львиное Сердце в очередной книжечке из серии «Всходы»."


Собственно весь цикл, советую: http://qebedo.livejournal.com/tag/Корлеонис
Нежно я люблю великого философа земли русской, адепта учения нагличанки многомудрой, ибо зело мудрен и замудрен он в мудрствованиях своих. Ныне в своем булгаковском цикле поднимаются интересные, без дураков, темы связанные с писательской тусовкой и собственно знаменитой дилогией, который писали не Ильф-Петров унд Катаев, а таки Булгаков. Теория как теория, не хуже других, только знай подгонял под нее переосмысления текста. Но вот ведь закавыка, Галковский  сабж  не читал, аки Дугин "Идиота", и собственно, все умозаключения строятся на экранизациях.
Наиболее вопиющий пример: "Еврейская тема там затрагивается редко, при этом, повторяю, евреи выставляются в самом неприглядном свете. Еврей Кислярский – доносчик, сдавший всех; "

Да, ну, смотрим оригинал, точнее главу XXVII "Замечательная допровская корзинка":
"И Кислярский степенно вышел на улицу, держа за ручку допровскую корзинку.
— Куда вы, гражданин Кислярский? — окликнул Полесов.
Он стоял у телеграфного столба и криками подбадривал рабочего связи, который, цепляясь железными когтями за столб, подбирался к изоляторам.
— Иду сознаваться, — ответил Кислярский.
— В чем?
— В мече и орале.
Виктор Михайлович лишился языка. А Кислярский, выставив вперед свой яйцевидный животик, опоясанный широким дачным поясом с накладным карманчиком для часов, неторопливо пошел в губпрокуратуру...
Потом Кислярский зашел в кондитерскую ССПО, бывшую «Бонбон де Варсови», выкушал стакан кофе и съел слоеный пирожок. Пора было идти каяться. Председатель биржевого комитета вступил в приемную губпрокуратуры. Там было пусто. Кислярский подошел к двери, на которой было написано: «Губернский прокурор», и вежливо постучал.
— Можно! — ответил хорошо знакомый Кислярскому голос.
Кислярский вошел и в изумлении остановился. Его яйцевидный животик сразу же опал и сморщился, как финик. То, что он увидел, было полной для него неожиданностью.
Письменный стол, за которым сидел прокурор, окружали члены могучей организации «Меча и орала». Судя по их жестам и плаксивым голосам, они сознавались во всем.
— Вот он, — воскликнул Дядьев, — самый главный октябрист!
— Во-первых, — сказал Кислярский, ставя на пол допровскую корзинку и приближаясь к столу, — вопервых, я не октябрист, затем я всегда сочувствовал советской власти, а в-третьих, главный это не я, а товарищ Чарушников, адрес которого…"

То есть господа, это не иудей Кислярский сдал весь православно-монархический "Союз меча и орала", а как раз наоборот, организация в полном составе, за исключением Чарушникова, сдaла Кислярского. Все как в одесском анекдоте о выигрыше в лотерею.

Пассаж о Фолклендской войне:

"– В боевых действиях довелось поучаствовать, Джейк?

– Да. – Гамильтон вымученно улыбнулся. – Честно говоря, и овец я тоже видел, сэр, и знаете, а ведь я впервые там выстрелил из винтовки.

– Девственник! – прогрохотал Бланделл.

– Там многие из нас потеряли девственность, Джейк, – утешил беднягу Питер.

Селли вздернула брови. Питер посмотрел на нее. Голос у нее оказался мягкий, гортанный, а совсем не металлический, как ожидал Питер.

– Потеряли девственность? Так вот почему эти овцы имеют такое большое значение? – Последние слова она выговорила, словно торговка со снодсберийской ярмарки из книги Вудхауса : «Такое ба-альшое зна-ачение».

Наступила неловкая пауза. Наконец Смит подал голос:

– Там погибло много храбрых парней, профессор Корвин. Они защищали свою страну.

– Не стоит извиняться, майор Смит, – махнула рукой Селли. – У нас, англичан, давняя традиция. Мы обожаем вешать похитителей овец, чего бы нам это ни стоило.
"

А вообще роман о попаданцах - спецагенте британской армейской разведки и тайном агенте ИРА в эпоху Артура на диво хорош. Даже не ожидал )

Преинтереснейшее чтение от одного из самых известных перебежчиков из советской разведки. Больший объем и ценность информации о деятельности органов советской власти и спецслужб западные"оффисы" смогут получить только тридцать лет спустя от Олега Пеньковского.

Десятилетие становления ОГПУ как главной шпионской конторы "молодого рабоче-крестьянского государства" в жесткой конкуренции с Наркоминделом и Коминтерном, подразделения которых зачастую выполняли те же функции совершенно независимо.

Георгий Агабеков (настоящие имя Григорий Арутюнов), по сути представляет большой отчет, составляемый всяким перебежчиком, начавшим сотрудничество с контразведкой и последовательно выжимаемого как лимон на предмет явок-паролей-кличек своих бывших соратников по невидимому фронту. От этого повествование, в основном стройное, периодически слегка перемещается во времени вперед и назад, повторяется, дополняется новыми подробностями уже изложенных фактов. Но несмотря на некоторую сухость и отстраненность, понятную в связи с избранным жанром, чтение очень интересно и познавательно.

Вообще охват повествования приятно удивляет: борьба с басмачеством в начале двадцатых и ликвидация его лидера Энвера-паши, дипломатическо-разведывательная миссия в Афганистане и Персии, советские внутренние разборки с троцкизмом на протяжении всего описываемого десятилетия, описание и характеристики многих десятков рядовых и крупных сотрудников, особенно интересны портреты Ягоды и Берия, только начинавших свой путь наверх.
Не думай о секундах свысока... )
Tags:

"В Ташкент я приехал как раз в тот момент, когда Красная Армия заняла остров Урта-Тугай на реке Амударье.

Полномочный представитель ОГПУ Вельский, к которому я явился в Ташкент, смеясь, объяснил, что армия не вторгалась на афганскую территорию, что просто само население острова, недовольное афганской властью, устроило «социальную революцию», арестовало представителей власти и, как самостоятельная единица, присоединилось к СССР. Шутя, Вельский просил меня поддерживать эту версию, когда я буду проезжать по афганской территории. Когда я выразил неодобрение и опасение, что инцидент может вызвать неприятные последствия, он признался, что остров захвачен потому, что служил базой для басмаческих шаек, которые, скопляясь на острове, совершали регулярные налеты на советскую границу. Остров занят из стратегических соображений, а произошел захват просто. Ночью послали туда отряд переодетых красноармейцев из местного населения, отряд арестовал афганские власти и объявил остров присоединенным к СССР. Туркестан в этом вопросе действовал самостоятельно, не сговариваясь с Москвой, но полагая, что в Москве учтут совершившийся факт и поддержат захват. Для укрепления положения отряд переодетых красноармейцев предложил населению собраться и голосовать по вопросу о власти. Конечно, население «высказалось за присоединение к СССР»..

Интересно писал перебежчик Георгий Агабеков, всем советую.

Tags:

Настоящая библиографическая редкость выпущенная Воениздатом в 1939 году в серии "библиотека красноармейца". Реальные или возможно частью вымышленные интервью с китайскими летчиками, пилотами истребителей и бомбардировщиков

Стиль описания подвигов чанкайшистских орлов над Ханкоу и Формозой очень схож с тем что спустя всего пару лет будут подавать в газетных репортажах о сталинских соколах в небе над Кубанью. Впрочем в полном названии книги упоминается литературная обработка со стороны некого Г.Королькова.

Вместе с тем все подано очень интересно: бои китайских истребителей с превосходящими их силами "заморских варваров" и "макак"; ставшими полной неожиданностью для Страны Восходящего Солнца налеты бомбардировочной авиации на Формозу-Тайвань с уничтожением там военного аэродрома, и, на Нагасаки (!) с разбрасыванием пропагандистских листовок.
Эпическая сцена не уступающая "танкистскому кунгфу" из озеровского "Освобождения" и почти полностью скопированного польской анимационной короткометражкой "Пути ненависти " - китайский и японский истребитель ведут маневренный бой и случайно сталкиваются друг с другом, после этого следует перестрелки из пистолетов во время спуска на парашютах, и в финале рукопашная на земле.

После этого следует эпопея выжившего китайского летчика в партизанском отряде, с нападением на японские конвои и уничтожением карательных отрядов и мелких гарнизонов.

Что интересно, вообще не говорится о том на каких именно моделях самолетов выполняют задания китайские пилоты, хотя известно преобладание там поначалу американских, а затем интенсивные поставки советских крылатых машин. Единственная прямо названая модель - это новейший, на тот момент, японский истребитель-моноплан «Мицубиси» A5M (называется там по советской классификации - "И-96")
Отдельной фишкой следует фигура полного умолчания собственно какие именно китайские летчики воюют с японцами. То есть представители именно какой политической силы фактически раздробленного на тот момент Китая. Лишь гоминьдановское солнце нарисованных на обложке бипланов  дает понимание о бывшем злейшем враге СССР, также бывшего прежде другом, Чанкайши, за десять лет до этого разгромившего коммунистические силы и загнавшего Мао Дзедуна в труднодоступные горные районы. Именно с ним, у Советского Союза в 1929 году произошла короткая война известная в истории как "Конфликт на КВЖД".

Однако, с началом в 1937 году очередной японо-китайской войны, стороны пошли на сотрудничество, довольно плодотворно шедшее вплоть до начала 1942 года.
Tags:


Фын Ю-Ко - Записки китайских лётчиков. 1939 - Небольшая брошюра в формате Word, в другой переводить смысла нет.
Бартоломе де Лас Касас "История Индий [Historia de las Indias]" - как же я ее искал в детстве, увидев в списках рекомендованной литературы в учебнике по истории 6 класса.

Иосиф Григулевич "Кардиналы идут в ад"

Отныне, прислушиваясь к ценному совету ув. пана Гридя, файлы будут закидываться в облако с ссылками в постах. Желающие довести файлы до лучшего качества и уже потом отправлять в гавань могут делать это сами.



P.S. Предыдущие записи выведены из-под замка.


Именно так выглядели мои попытки вчера проломить систему и закачать побольше. Видимо модераторов флибусты довели мои несколько корявые переводы формата.

А посему только две не бывшие прежде в формате fb2 книги И.Григулевича:

Церковь и олигархия в Латинской Америке 1810—1959.
Франсиско де Миранда и борьба за независимость испанской Америки. - увы, скан его российского паспорта от Екатерины Великой не удалось перенести несмотря на все ухищрения.
Как и обещано, некачестенно переведен в формат fb2 трехтомник Н.Н.Платошкина "Мексиканская революция":

Первый том
Второй том
Третий том


Вызов принят:

Антонина Орлова "История государства Конго (XVI - XVII века)"

Ну и в качестве подарка себе любимому, переведена в в чуть лучшем качестве (руки стали попрямее) одна из любимых книжек детства  - «Дикие гуси» убивают на рассвете.

Анонс на завтра: малопубликуемые работы советского латиноамериканиста Юозаса Григулявичуса.


Первая повесть для сборника беллетристики под первый же том "Истории государства Российского" Бориса Акунина.

Действительно захватывающие приключения аминтеса (агент византийской внешней разведки) Дамианоса Лекаса на тавроскифском направлении, а также в верховьях великой реки Данапр-Борисфен в девятом веке от Рождества Христова. Успешно выполнявший прежде миссии по предотвращении превращения славянских племен тех земель в серьезную проблему для Империи, он теперь направлен с новой миссией по разрешению проблем с полянским князем Кыем, активно собирающем под своей властью окрестные племена.

Начав миссию и возглавив свою группу из черного аналога "медовой ловушки", ручного леопарда и двух "автоматонов", не считая личного набора напоминающего аксессуары агента 007, Дамианос уже на месте, после череды происшествий едва не приведших к провалу и гибели, вынужден перестроить на ходу стратегию и начать оперативную игру с потенциально еще более опасным противником - викингами-русами под главенством Рёрика и Хельга.

Сам Дамианос Лекос является лишь переработанной версией акунинского же Ахимаса Вельде, разве что в сторону большей человечности, что вызывает читательскую эмпатию. Но я не приемлю обвинения автора в шельмовании древнеславянской истории и картонности персонажей - это конкретно повесть для юношества с легким шпионским уклоном, но сюжет в ней выписан отлично, как и персонажи, пусть и не являющиеся оригинальными.

Да, явно заметно подражание Всеволоду Иванову, особенно в "византийских сценах", а также незамеченное большинством критиков влияние Замятина, причем не только близкого к данной теме незаконченного "Бича божия", но и знаменитого "Мы" (сцена производства автоматонов взята явно взята оттуда).

Как всегда у Акунина, очень хороша лирическая линия с Белой Девой, главным духовным стержнем Дамианоса, позволявшего ему рисковать не боясь смерти как таковой. Вся эта нить связующая аминтеса с его призванием телесным и духовным очень психологически выверенна и достоверна, и более того прекрасно выводит сюжет к основной развязке без всяческих роялей.

Великолепное исполнение Борисом Плотниковым как мужских так и женских персонажей, что наряду с хорошим музыкальным сопровождением оставляет впечатление спектакля с большим количеством хороших актеров, а не одиночного художественного чтения.
Переведены в fb2 и заброшены береговому братству, все остальные доступные на данный момент тома "Консульства и империи":

http://flibusta.is/b/451291
http://flibusta.is/b/451343
http://flibusta.is/b/451350

Анонс: Завтра постараюсь закинуть трехтомник Н.Н.Платошкина "История Мексиканской революции".

Profile

jack_kipling: (Default)
jack_kipling

August 2017

S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 21st, 2017 02:38 am
Powered by Dreamwidth Studios