Честно говоря, до сих пор ловлю хорошее настроение глядя на нежданно-негаданную вторую волну исхода на дрим. Людвиг Аристархович ну просто стопроцентно уместен.


Помнится еще в конце декабря, когда здравомыслящие люди, среди которых совершенно неожиданно, в первую очередь для самого себя ,оказался и ваш покорный слуга, спокойно собрали чемоданы, и, смахнув слезу сожаления переехали на дрим, попутно настроив кросспосты, некоторая часть юзеров еще недоумевала. Главным посылом было "чего боятся если про политику не пишешь". Поздравляю, золотые мои, теперь не только вам про политику писать не нужно, но и вашим комментаторам, ибо коллективная ответственность. Сначала загнали в лагерь, а потом дабы руководству не напрягаться за выполнением слежки передали в приказном порядке ниже, самим юзерам. Сами себе капо для герра коменданта, а некоторые еще за это и деньги платят )))

Несомненно всегда и везде найдется определенный процент бегущих занимать очередь еще в пятницу вечером, да еще и с песней, но не будем про них. Ну а мое мнение о сем нововведении такое
Tags:

Несмотря на несколько претензионное название вполне добротный и очень интересный научно-популярный труд о знаменитой Дарданелльской десантной операции 1915 года, безуспешной попытке Великобритании (а также ее доминионов) и Франции вывести из войны Османскую империю, попутно разрешив проблемы, связи и, главное снабжения, со своим союзником по Антанте - России, для которой перекрытие проливов стало серьезным ударом сразу по нескольким направлениям экономики.

Задумывавшаяся изначально как быстрая прогулка по песчаным пляжам Галлиполи с тем чтобы успеть к файф-о-клоку в Константинополе, операция превратится в средиземноморский филиал ада Западного фронта с той же позиционной войной, но уже не в пропитанных вездесущей сыростью болотах Фландрии, а жарких песках Чанаккале. В остальном все было похоже - и безнадежные фронтальные атаки на пулеметы с тысячными жертвами с регулярным идиотизмом повторяемые обеими сторонами, и снайперская охота, и командование с разной степенью некомпетентности, множество уловок и хитростей позволяющих сохранять свою и отнять чужую жизни. Отчаявшись остановить первые густые волны десанта союзников, турки, от нехватки пулеметов, используют допотопные митральезы взятые чуть ли не из музеев, и о чудо, это срабатывает. Десять месяцев спустя, солдаты Антанты перехитрят турок оставив в опустевших траншеях винтовки на станках, стрелявшие через определенные промежутки времени, что позволит без потерь уйти с проклятого полуострова.
Удивительно, но снабжение войск у обеих сторон представляет собой постоянное превозмогание в стиле памятной узкоколейки Островского, союзникам, понятно, все постоянно надо тащить с бaзы на о. Лемнос, но и туркам несладко, построив систему фортов защищающих столицу они не подумали привести в порядок дороги и также вынуждены доставлять все военные грузы по Мраморному морю в ввиду постоянной угрозы со стороны флота Антанты.

Очень удачное сочетание множества фотографий итого времени, а также свидетельств как очевидцев, так и позднейших исследователей, в том числе и турецких, представляют читателю увлекательную, а главное вполне понятную картину всех этих событий, начавшихся с одиссеи немецких крейсеров "Гебена" и "Бреслау" ушедших от эскадр союзников и на последнем дыхании нашедших пристанище в Дарданеллах, что вызвало настоящие дипломатические баталии в которых Османская империя то и дело лавируя между требованиями Антанты и Германии в конце концов свалилась в мировую бойню.

Отдельный интерес вызывает освещение малоизвестная страница действий подводного флота Великобритании и Франции в том бассейне. Чего стоит например действия британской В-11 под командованием капитан-лейтенанта Холбрука, потопившей турецкий броненосец "Месудийе", или майский рейд Е-11 Нэсмита нагнавшему страху на все судоходство в Мраморном море и топившего транспорты прям в бухте Стамбула.
Tags:


"В ту же ночь решили аргентинцы, перейти границу у Мальвин". 35 лет -юбилей. Спустя несколько месяцев и одного "Генерала Бельграно" все вернется к статусу-кво и "даже лучше". Британский лев показал, что несмотря на старость и жeнского премьера дергать его за усы все же не стоит, можно огрести.



Tags:
Не могу без улыбки - ребята молодцы, особенно гитарист



Мощно от индонезийский альтер-рокеров
Tags:


Красивый, все таки романс. Исполнение тоже.
Tags:
И какое перо может описать то состояние когда сладострастно громко хрустит на зубах ржаной тост замешанного на яблочном меду беларуского хлеба, заглушающего теряется легчайший нежнейший стон пронзаемого зубами куска копченого с красным перцем сала? А язык и нёбо ласкает глоток холодного и светлого как косы тургеневских девушек, и пьянящего как нежные губы первокурсницы музыкальной академии, пива. И состояние такое, что точнее классика и не сказать - ".. сразу так хорошо стало, так правильно, так целокупно в душе, так покойно-беспокойно, так ответственно, — и понимаешь, что и жизнь удалась, и силушка имеется, и к делу великому ты сопричастен".
А главное понимаешь, что есть в этих восточных славянах что-то действительно притягательно великое, неизмеримое умом и общим аршином, но единственно брюхом смутно познаваемое.




Tags:
Итак, господа подписчики, буквально через несколько считанных часов, ваш покорный слуга, хозяин данного журнала таки сможет, иншалла, удовлетворить свою преступную страсть к копченному салу. Спадет пелена сублимации, выраженная в надоевшем всем выспренном слоге, коим сей индивид несет поток сознания, приводя в замешательство нормальных людей вместе с несостоявшимися секс-джихадистками.
А посему, позвольте поинтересоваться, с чем же лучше всего потребить сию амброзию, дабы наиболе полно раскрыть букет ее вкуса и аромата?
Tags:
Сначала ты неявно на подсознательном уровне начинаешь хотеть сала, для начала соленого с рыжей от красного перца шкуркой. Ощутить этот давно когда-то пробованный и уже позабытый солено-жгучий вкус настоящего харама, несколько потерявший свое богохульственно-запретное очарование ввиду полного ухода в атеизм.
Потом, как-то незаметно, но с подозрительным постоянством натыкаешься на посты в разных лентах описывающие вкусы и ароматы разного вида желанного продукта, а также рецепты его приготовления с крупными высококачественными снимками. Желание заметно усиливается, но удовлетворить не так просто. Местное производство серьезно ограничено одним крупным фермерским хозяйством русских сектантов с парочкой специализированных магазинов, а также всего одним торговой лавкой от Беларуси. Кроме того имеются серьезные отграничения по времени из-за чего мотаться на другой конец города нет никакой возможности.
Потом начинаешь читать "Семь столпов мудрости" и на фоне сей партизанской романтики с рельсовой войной и бедуинским пайком из разного вида плова с бараниной, желание отведать сала усиливается. Невозможность его немедленного удовлетворения сублимирует страсть в параллельное чтение "Сатанинских стихов" Салмана Рушди. Буквально на следующий день, обстоятельства проносят тебя мимо царства харамного чревоугодия в котором ты видишь еще большее искушение, более сладкий грех - копченное сало.

Сознательный отказ от немедленного удовлетворения греховной страсти ввиду неудобства времени и места приводит к почти немедленному же наказанию, когда спустя несколько часов читается эпизод романа, где актер, прежде урожденный мусульманин, находясь на смертном одре теряет всяческую веру, за чем следует чудесное выздоровление, которое празднуется им путем поедания английской ветчины и бекона на глазах изумленных фанатов. Это уже было слишком.

И этим дело не кончается. Позже, темной-темной ночью на одном из порталов посвященных турецкому историческому мылу, где тебя забавляют юные студентки и девушки бальзаковского возраста, зависающие на всяческом шипперинге, к тебе в личку стучится вдвое младшая представительница одного очень гордого и очень горного народа Северного Кавказа, дабы выяснить является ли столь юморной и подкованный в истории юзер нормальным приверженцем ислама, как это видно по его имени-фамилии. Ей очень хочется поделиться возмущение о том должны ли мусульманские актрисы целоваться в губы с другими актерами, тем более если по роли возможно потребуется целовать иноверца. С другими юзерами она обсудить это животрепещущее не может ввиду того, что 90 процентов из них юные славянки (вплоть до сербок с хорватками) фанатеющие по турецкому мылу, коих данные требования приводят в ступор неадекватностью. Почти после первого вопроса выясняется, что барышня страдает ваххабизмом головного мозга почти в терминальной стадии, чем гордится и прям таки эксгибиционистски наслаждается. Нормальный человек, коим я обычно и являюсь, пожелал бы ей поскорее отъехать на территорию ИГИЛ и стать там многократной и многодетной вдовой. Но сублимация не пробованного копченого сала бьет меня по мозгам и я с не меньшей гордостью заявляю, что являюсь кяфиром, ввиду собственного атеизма, а даже если бы не являлся то все равно бы горел в аду по ее понятиям, ибо являлся бы представителем еретического шиизма. Далее завязывается яростная беседа в коей выявляется, что она в семье одна такая, но пытается тщетно спасти от ада родных которые вместо ваххабизма исповедуют обычную на Северном Кавказе суфийскую разновидность магометанства.
Лет десять назад мне пришлось работать с салафитами в их фирме, в тот момент движение довольно активно миссионерило по республике, прикрываясь официальной саудовской версией. Мой искренний исследовательский интерес вместе с их ненавязчивыми внешне попытками втянуть в "чистый ислам" дали определенный опыт и знания сей ереси, которые я решил проверить на этой юной неофитке.

Девушка, несмотря на гуманитарное образование и будущий магистерский диплом педагога-психолога (ФСБ, ау!!!), оказалась дремучей как советский технарь из Бауманки твердо верящий в план Даллеса-Хрущева. И понеслось...
Очнулся я спустя полтора часа, просмотрел ветвь дискуссии и ужаснулся. Это был не я, не я нырял в дебри исламской космогонии и эсхатологии, цитировал восточных поэтов и всяких дервишей (почти всегда это одно и тоже), искусно, как сластолюбивый сладкий папик растлевал юную невинную душу особенностями сексуальной жизни согласно всяким толкователям сунны и прочих авторитетных извращенцев, противопоставляя им чистую эротику и эмансипацию от суфиев. Под этим фундаментом возводилось здание где стенами были пассионарность Гумилева и турецкий антиклерикальный национализм - ислам как трофей взятый на саблю сельджуками у погрязших в разврате и дрязгах арабов с их прогнившим халифатом, ваххабизм как орудие британского империализма для разрушения халифата (Османской империи) и т.д.

Горяночка в конце была совсем смущена, говорила, что не знала всего этого, что она будет об этом узнавать в вики и тех книгах которые я указал. Она не знала, что уважаемых ею за романтические сериалы и декларативный имперский национализм турков предали не только христианские подданные, но и арабы, представители ее ереси. Тут я добил ее тем, что она как мусульманка должна знать о своей грядущей жизни в браке и обязана это прочитать в изданных с одобрения богословов конкретных книгах и знать как ублажать мужа которого ей надеюсь найдут родители. После ее ответа мне стало стыдно - несмотря на забитость головы фанатизмом, она все еще оставалась по сути невинным существом, которое уже начало плакать от цинизма взрослого мужчины.

Желание , как говорил Лукашенко, правда, о яйцах, "нормального человеческого" копченного сала породило страшного доппельгангера, поставившего целью отвратить от праведного пути джихада закутанную в платок мусульманочку.

Надо поскорее прекратить сублимацию и удовлетворить свою похоть




А у меня неплохой вкус, при том, что выбирал именно по внешности и возрасту на 1917 год.
Так, кто там говорил, что Лоуренс занудлив - господа вы слишком хорошо питаетесь. Прекрасный стиль, точные описания и меткие характеристики. Про провидческий дар вообще умолчу.


"В Центральной Аравии такой периодический подъем аскетических верований с интервалами чуть меньше столетия был естественным феноменом. Всегда приверженцы того или иного религиозного направления считали, что верования их соседей засорены суетными устремлениями, которые становятся нечестивыми в воспаленном воображении проповедников. Они поднимались снова и снова, завладевали душами и телами людей любого племени, а потом разбивались на мелкие секты, столкнувшись с городскими семитами, купцами и сластолюбцами. В условиях городского комфорта новые верования истаивали и утекали, подобно водам при отливе или сменяющимся временам года, причем каждый очередной подъем нес в себе семена скорой смерти от чрезмерной праведности. Нет сомнения в том, что они неизбежно будут возвращаться до тех пор, пока исконные причины – солнце, луна, ветер, – действующие в пустоте открытых пространств, не перестанут бесконтрольно владеть медлительными, не тронутыми цивилизацией умами обитателей пустыни"





Tags:


А фильм, судя по описаниям, арт-хауз с привидениями. 
Tags:

И вот перед нами настоящий английский хоббит, представленный в виде отставного банковского клерка мистера Генри Пуллинга, обеспеченным пенсионером пятидесяти с лишним лет. Живет он в своей норке, пардон, небольшом домике холостяком, за всю свою жизнь не интересовавшийся женщинами, как впрочем и мужчинами, а посему всю свою имеющуюся страсть направляет на выращивание нескольких сортов георгинов у себя в садике. Есть правда еще мисс Кин, старая дева одного с ним возраста, дочь одного из бывших постоянных клиентов нашего офисного планктона, такая же тихая и бесхитростная как и он сам, но их отношения так и застряли на предплатоническом этапе. Девица после смерти отца укатила в Южную Африку к дальним родственникам на дальнюю ферму и теперь изредка пишет пространные письма с просьбами описать английскую рутину, ибо в ее захолустье оно представляется бурным и интересным. Попутно осторожно делаются намеки на возможность приезда Генри к ней в гости, тем более что апартеид не так страшен как его малюют, а цветные действительно ребята нерасторопные и простоватые.

Но Генри не приемлема сама мысль уехать хоть на десяток миль от родной норы, он за всю свою жизнь не пересекал границ Англии и вообще не понимает, как можно менять привычный уклад и уют.
Так и прожил бы Пуллинг свои дни в довольстве и мещанском счастье, но на похороны престарелой матушки является тетушка Августа, своей энергией и эксцентрическим поведением сравнимая с гномьей бригадой и Гендальфом нагрянувшей к ошарашенному Бильбо. Ей семьдесят шесть, но своим поведением, вкупе с начинающей деменцией, она всегда двадцатилетняя девушка не тяжелого поведения из периода Интербеллум, который по своей развратности и неординарности явно превосходил шестидесятые. Живое воплощение мужской шовинистической поговорки "Не будь слишком умной, а то полной дурой будешь", она как торнадо проносится по тихой затхлой заводи своего племянника, с легкостью выкидывая из шкафов его родителей парочку скелетов, включающих и реальное появление на свет Генри и настоящую жизнь его отца, тихого владельца строительного бизнеса, вроде как страдавшего нарколепсией и не способного на авантюры.

Быстро взяв в руки инициативы с инертным Генри, Августа склоняет его к помощи в путешествии по Европе дабы разрулить дела ее бывших возлюбленных и их сбережений. Bпереди нас ждет знаменитый "Восточный экспресс", английские следователи, турецкие генералы, агенты ЦРУ, нацистские преступники, латиноамериканские диктаторы  и широкий ассортимент всяческой контрабанды,начиная от пластиковых соломинок для коктейлей и заканчивая шедеврами Леонардо да Винчи. Венеция и Стамбул, Булонь и Асунсьон, ироничная жизнь и жизненная ирония - классика английской литературы от ее же классика.




Нда, тут хочешь не хочешь, а процитируешь известную компьютерную игру: "Я уже говорил тебе, что такое безумие?". Все, что не касается напрямую военных действий и географических описаний веет такой степенью нечеловечности от которой реально волосы дыбом встают. Прежде мне казалось Юнгер и, возможно Гасфорт, есть эталон военно-мемуарной порнографии разума, когда человек с относительно тонкой душевной организацией дабы не сойти с ума от ужасной реальности и/или не пустить от этого себе пулю в лоб, трансформирует свое отношение к ней в режим "аз есъм Сущий" с отношением к окружающим как, в лучшем случае, высшим приматам. Но все эти стальные ураганы, старики, бледные блуперы и всякие авантюрные сердца и рядом не стояли с этой несколько отстраненной прозой.

Теперь я стал понимать, почему лучшей ролью Питера О'Тула считается сабж в неимоверно нудной экранизации. Мне как-то раньше персонаж казался излишне сдвинутым для эмиссара империи, но актер еще очеловечил образ созданный автором "семи столпов мудрости".


"Кто есть кто" 1979 года с Бельмондо.


В детстве это был и самый любимый фильм с Жан-Полем, казался уморительно смешным. Пересмотрел на днях, специально именно с советским дубляжем - увы, очарования поубавилось. Все же сценарий сыроват, как и режиссура, а все вытянуть на одной лишь харизме Бельмондо не получилось.
Но мелодия до сих пор бесподобна.

Заметил насколько харизматичен Клод Брассе в роли главы Ахилла (Ашиля) Вольфони, главаря корсиканской ОПГ за которым и охотиться бравый герой Бельмондо. Настоящий Тони Сопрано задолго до до образа созданного Джеймсом Гандольфини, который все же думаю многое подсмотрел именно у него. "Плати толстяк, не то худо будет" (с)
Tags:


Странная была война: входили, когда цвел застой, а выходим в эпоху бешенства правды-матки.

 
 
Артем Боровик, для меня долгое время, вплоть до нулевых, после его трагической гибели в авиакатастрофе,  более ассоциировался образом отличного менеджера от журналистики. Приняв в 1990 году, основанную Юлианом Семеновым газету "Совершенно секретно", он в считанные годы создал на ее основе медиахолдинг с командой матерых профессионалов жанра журналистское расследование, долгое время бывший эталоном сильного и независимого СМИ, кузницей кадров для целого поколения репортеров. 
Любая программа под брендом "Совершенно Секретно" шла в прайм-тайм на центральнхй российских телеканалах, что автоматически значило известность на всем постсоветском пространстве. И все было заслуженно - уникальное сочетание широкого круга связей самого Артема Боровика и его партнеров вместе с атмосферой открытости части специальных государственных структур и архивов (впрочем совсем недолгой), позволяло создавать интересный контент из неизвестных прежде широкой публике  страниц истории почившего Советского Союза, и, расследований злободневных проблем РФ и ближайших регионов.
И уже в нулевых, я случайно наткнулся на подшивку журнала "Огонек" конца восьмидесятых с серией репортажей тогда еще его специального корреспондента Артема Боровика об эксперименте с его службой в американской армии в качестве новобранца на протяжении нескольких недель. Тот проект, получивший добро на самых верхах в рамках политики потепления отношений с США, был весьма интересен. Сын известного советского пропагандиста, Генриха Боровика, годами своим пером уверявший "прогрессивных" западных интеллектуалов насколько идеален совок, а наших обывателей жадных до любой новости из-за занавеса, даже под идеологическим соусом, как растленен Запад, был далек от образа номенклатурного мажора. 
Его стиль скорее напоминал американские репортажи в "Нешн Джиографик" или "Хистори": очень меткие и красочные характеристики, объемные образы и почти фотографические описания. Также, как и его учитель Юлиан Семенов, он старался прежде всего самому вжиться в образ жизни описываемых людей и событий, что также приводило к многодневным экспериментам по вживанию в другую жизнь, зачастую смертельно опасную в долгих командировках. 

Данная книга была написана всего за два месяца: январь и февраль 1989 года, последних дней пребывания в Афганистане Ограни́ченного контингента сове́тских войск .  Широчайшая картина холодной и грязной горной зимы в условиях почти прекратившихся боевых действий, где высказываются мнения как самых высших советских  командиров как-то Громов и Варенников, так и рядового и обслуживающего состава Сороковой армии. Периодически действие переносится в Лондон и Калифорнию, где Боровик брал интервью у лидеров афганской оппозиции и советских перебежчиков, делая картину все более стереооскопической. 
Книга ни является ни пацифистской, ни либеральной, высказывание офицеров и дипломатов еще не так категоричны как это будет в девяностых, но на фоне недавно начавшегося в России главпуровского маразма с оправданием ввода войск борьбой именно с американцами ("опередили на несколько часов") и исламским фундаментализмом (кстати, полностью слизана с американских предположений),  точь-в-точь повторяющей официальную позицию маразматиков из политбюро начала восьмидесятых, это выглядит почти крамолой.
"Человек, в той или иной мере связавший свою жизнь с Афганистаном, находясь там или регулярно приезжая туда, проходил приблизительно через четыре стадии понимания того, что там происходило.
Read more... )
 
 
"После водки или сухого спирта, разбавленного в воде, ты все свое тело чувствуешь, а после наркотика – вроде как обезболиваешь себя, вообще перестаешь что-либо чувствовать.
Только вот потом приходишь и падаешь. Словно где-то внутри завод кончился. И каждая мышца болит.
А на боевых – куришь и бегаешь. Куришь и бегаешь, как чумной. Гашиш глушит эмоции, сглаживает нервные срывы. А их полно. Особенно вначале."


Естественный общеармейский антагонизм между строевыми и штабными офицерами дополняется примерным противостоянием командира батальона с командиром полка, начиная от вопроса сносить ли весь кишлак, или только указанные разведкой дома с душманами и оружейными складами, и до того правильно ли втихаря толкать списанное имущество и амуницию вражеским полевым командиром целыми камазами. Видеомагнитофоны с фильмами со Шварцнегерром и Сталлоне почти на каждой крупной заставе, "рэмбовики" как презрительная кличка десантников, типа современных "отморозков",  со стороны военнослужащих остальных родов войск. Ну и мрачно исполнившееся пророчество от местного базаркома:
"Когда мы покинули лавку, я попросил сопровождавшего меня афганца перевести последние слова дуканщика. «Он сказал, – услышал я в ответ, – что русские солдаты уходят на север к себе домой.
А потом они уйдут еще дальше на север, оставив свои мусульманские республики».
Эти слова мурашками пробежали по спине. Я оглянулся: дуканщик все еще приветливо улыбался и опять помахал мне рукой."
 

Въ небѣ утреннемъ штандартъ!
Для гусара важенъ фартъ!
Наступаетъ на Отчизну
Лягушатникъ Бонапартъ!

И вновь протрубилъ вѣстовой!
И сердцу тревожно въ груди!
Раевскій такой молодой
И Багратіонъ впереди!

Засвистѣлъ картечи рой!
Гренадеры держатъ строй!
Не смѣшаютъ ихъ уланы
Нашъ порядокъ боевой!

И вновь протрубилъ вѣстовой!
И сердцу тревожно въ груди!
Фельдмаршалъ, какъ Одинъ, кривой
И Платовъ, что дьяволъ, сердитъ!

Конскіе хвосты драгунъ,
Ядеръ пушечныхъ чугунъ,
Эхъ, сейчасъ бы въ штыковую,
Имъ отвѣсить лиха фунтъ!

Редутъ украшаетъ нашъ стягъ,
И вѣтеръ ласкаетъ лицо.
Давыдовъ въ кальсонахъ въ обтягъ,
Прельщаетъ юницъ и юнцовъ!




"Дореволюцiонный Совѣтчикъ"

Поклонники истории испанского "Золотого века" с его кружевами и ощетиненными пиками терциями, а также вы, простые читатели, чья испанская ярость воспламененная солнцем Бреды ввела вас сквозь сотни страниц чистой крови среди желтых колетов и корсаров Леванта вместе с непризнанным своим неблагодарным отечеством капитаном и его буйным воспитанником; к вам обращаюсь я, друзья мои!

Один из второстепенных героев "аластрианы", друг капитана - Франсиско де Кеведо, реальное историческое лицо, великий поэт и прозаик Пиренейского полуострова, один из столпов испанской литературы наряду с Сервантесом и Лопе де Вегой. На родине почитается больше именно как "пиит" с лавровым венком на гравюрах, а за Пиренеями - как автор самого удачного плутовского романа из целой плеяды тогдашнего мейнстрима, через сто лет усугубленного французскими переделками, которыми промышляли почти все беллетристы и особенно драматурги, начиная Лесажем и заканчивая Бомарше. Но как бы то ни было, именно французы по настоящему прославили и сделали знаменитыми сюжеты иберийской жизни времен начала конца империи Габсбургов под маскировкой которых можно было показывать фигу своим собственным свинцовым мерзостям (цензуре не так легко было придраться, потому как вроде высмеивались нравы у соседей), безнаказанно заимствуя не только сюжетные ходы, а зачастую всё произведение целиком, лишь кое-где добавляя понятные соотечественникам особенности. И уже как именно подражание галльским пересмешникам, европейские писатели начинали создавать своих "Жиль Блазов" уже без формальной испанской аранжировки, как пример: Булгарин с первым русским авантюрным романом "Иван Выжигин".

О чем вообще жанр классического плутовского романа, кто эти самые плуты есть, за приключениями и злоключениями которых мы наблюдаем? Это "пикаро" - интереснейшее явление, во многом уникальное. В странах постсоюза их пытаются причислить к воровскому "закону" на основании развитой маргинальной субкультуры связанной с криминалом. Это все же не так, потому как пикаро в основе своей не были преступниками по социальному составу и образу жизни. Помимо доли профессионального криминалитета (в основном мелкого ) и проституток, в нем сильны были позиции вечного студенчества, разорившихся и опустившихся дворян, отставных солдат и многих других, кому Испания была мачехой. Они были антидворянством, со всеми усвоенными от властителей жизни повадками и привычками, позволявших им при всей незавидности своего положения не унижаться перед родовитыми и богатыми (до найма на службу), более того при всяком удобном случае щеголять своим кодексом чести. Они были кровью от крови страны в которой любая деятельность не связанная с государственным аппаратом, церковью, армией и двором, автоматически считалась низкой и достойной презрения. Ремесла, мануфактуры, многие отрасли хозяйства не развалившиеся после изгнания морисков находились под управлением иностранцев, в основном генуэзцев и фламандцев, не чуравшихся бизнеса в отличии от местных. Даже мещанское сословие считало, что прислуживание, иногда унизительное с подачками, любому испанскому нобилю с достатком, достойнее чем стоять торговцем в лавке, или упаси Сантьяго быть работником хоть где-либо.
Именно о них, людях лишенных возможности в силу происхождения добиваться успеха посредством военной службы, духовной карьеры, не сумевших найти место в государственном аппарате после окончания университета в силу отсутствия знакомств, а также природных авантюристов желавших прыгнуть "выше лба и лобного места" и рассказывалось в плутовских романах, самым лучшим из которых я считаю именно творение Кеведо.

Итак, наш герой, простой уроженец Сеговии, сын брадобрея-"кота" и целительницы-"собаки", то есть мало того, что не дворянского происхождения, означающее в то время отрицательную карму априори, да еще и родственные связи с криминалом и плохозамаскированными иудео-мусульманскими предками. Read more... )


К очередной дате гибели Гордона Хартумского. Не скажу, что исполнение по мне с этим девичьим весельем, но клип сделан просто замечательно.

Tags:


Лучший коммент на ютюбе: "Battlefield 1 DLC is looking pretty good."

Вполне добротный ликбез по малоизвестной странице наполеоновских войн. Не монография, а скорее студенческая курсовая растянутая на пару сотен страниц с множеством ссылок на других авторов, длинными списками частей и соединений с именами их командиров, и прочей водой, знакомой каждому студенту, что впрочем, ознакомлению с материалом не мешает. Читается довольно легко, местами очень увлекательно несмотря на определенную авторскую галломанию, которая в конце все же уравновешивается признанием неоспоримых полководческих талантов английских генералов во главе с "кладбищем карьер маршалов Франции" Артуром Уэлсли, будущим герцогом Веллингтоном.
Обширная панорама начиная с осеннего вторжения армии Жюно в ноябре 1807 и до ожесточенного сражения при Фуэнтес де Оньоро 3-4 мая 1811 года, сквозь тяжелейшие походы, славные и почти бескровные победы к позиционной войне на Торриш Ведраш с непрекращающейся партизанской войной на коммуникациях, успешное превращение Уэлсли и его соратниками прежней показной португальской армии в настоящую грозную силу не уступающую в боевых качествах британским полкам, разложение французских дивизий и нарастающая грызня между маршалами за место "любимой жены господина" императора и маячащий в призрачной дали лиссабонский престол.

"Наполеон совершенно не дорожил своими людьми, вместо уничтоженной дивизии или армии он легко собирал новые. Про него Артур Уэлльсли с недоумением говорил: «Ни один генерал не потерял столько армий, сколько он. Я же себе подобного позволить не мог, так как знал, что если я потеряю хотя бы пять сотен человек без большой необходимости, то меня заставят на коленях отчитываться перед палатой общин»."

Profile

jack_kipling: (Default)
jack_kipling

June 2017

S M T W T F S
    123
45 6 78910
1112 131415 16 17
18 192021222324
252627282930 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 24th, 2017 10:23 am
Powered by Dreamwidth Studios