Подумать только, но лучший роман в жанре магический реализм умудрился написать американец. Ни Маркес, ни Амаду, над которым и иронизировал (IMHO) Апдайк в романе,  не произвели на меня такого впечатления. Прошло почти двадцать лет, но сюжет в памяти отложился сильнее чем "Исчезновение святой", или те же "Сто лет одиночества". 
Апдайк, как очень удачно выразился Аксенов в одном интервью, правда по другому поводу,  подсушил все эти латинские сопли с сахаром и прочий нагвализм в россыпь ядреного концентрата, в результате чего получилось очень сильное, насыщенное чтение и удовольствие.Типично  южноамериканские заскоки на тему превратностей судьбы стоящей на фундаменте секса никуда не делись, но получили какую-то большую осмысленность, что ли. 




"Можете пригласить родственников танцевать! Поздравляем!" (translate). Судя по ритму, и, музыке в целом, свадьбу явно играли Северяне, возможно даже нацмены. Хотя в благородный набор свадебных танцев для любого региона лезгинка вошла давно и прочно.


Tags:
 Ну что могу сказать: 
 
Первое -  явно  аргентинские латинфундисты маялись жутким бездельем и плотской пресыщенностью с батрачками и пастушками, раз позволяли себе столь трудоемкую прелюдию в городских борделях
 
Второе - тамошние "барышни"  были ну очень выносливыми и обладали крепкими ногами по всей длине от ушей, потому что число движений  партнерши превосходит мужские раза в два. Это тебе не японской балалайке играть и чай в пиалах щетками заваривать. 
 
Третье - очень и очень чувствуется совместимость для дальнейшего продолжения в горизонте. Из моих сегодняшних 5 партнерш на сие явно годились три, они прекрасно чувствовали партнера.
 
 
Вот так "ничего себе сходил за хлебушком", то бишь на вечернюю прогулку.




 Уж сколько раз твердили миру, и, долбоебу Лапшину, в частности, что НЕХУЙ ШАСТАТЬ в оккупированный Карабах и нарушать тем самым закон о пересечении государственной границы Азербайджана. Но он решил, что наличие у него среди прочих еще и украинского паспорта позволяет понимать это как "Нехай щастить".  

Tags:
Первый перевод "Animal farm" на азербайджанский. Вряд ли оценю его качество, но уже название вызывает искренний респект. Просто великолепно и почти всем понятно.

 


"Прости Витя, мы все про*бали..."     Один из наиболее лайковых комментов к данному видео, прям крик души. А мне в принципе понравилось, хотя это понятно в виду полного отсутствия пиетета к кумирам позднего СССР, как тот же Цой или Высоцкий.


 


"Быть принцем Уэльским - тяжкий крест" (с)  "Безумие короля Георга"
 

В первую очередь выражаю благодарность за наводку уважаемому Пал Андреичу  [personal profile] lobson 

Очень необычная и вместе с тем классически-камерная постановка новейшей британской  пьесы о королевском семействе. Особую изюминку придает то, что в экранизации принял участие основной состав актеров исполнявших пьесу на подмостках. К сожалению, Тим Пиггот-Смит, исполнивший главную роль так не дожил месяца до телепремьеры на ВВС 2, скончавшись в апреле 2017 года.


Настоящая трагедия под Шекспира, где герои периодически выдают краткие монологи обращаясь к зрителям, а вместо тени отца Гамлета в покоях Букингемского Дворца призраком Белой Дамы бродит неупокоенный дух несостоявшейся миссис Аль-Файед. Боле внимательные зрители несомненно отметят и влияние "Льва зимой", особенно в финальном противостоянии с  "моими мальшиками".
Британской вариант Павла Первого, человек в общем-то хороший, умный, воспитанный в традициях верности традициям несмотря на все свои скандалы, тем не менее оказывается напрочь не приспособлен к даже номинальной власти, да еще в период острейшего кризиса грозящего  упразднением института монархии как такового.
 

Tags:
Прадедушки российской героической фантастики в пересказе каналов РЕНТВ и НТВ.  Удивительно, чего только неписали журналюги дабы на  фронт не попасть. Эта покруче виденных Швейком в железнодорожной комендатур  австро-венгерских пропагандистских комиксов об героическом обозном Бонке.  На что только не шли писаки дабы не попасть на фронт. В общем рекомендую из  русского сборника "Кровь ангела":

Старика-императора Франц-Иосифа давно уже преследует злой рок. Вообще говоря, это самый несчастный среди европейских монархов. В течение своего долголетнего царствования (с 1849 г.), этот император пережил такую массу государственных и семейных поражений, каких хватило бы на три царствования.
Еще не успел Франц-Иосиф воцариться, как восстали венгры. И если бы не великодушие в Бозе почившего императора Николая I, Франц-Иосиф никогда бы не видел австро-венгерского престола.
Замечательно, что габсбургский дом преследует какой-то фатум. Попутно, наряду с Золотым Руном, везде в мартирологе этого рода упоминается о какой-то мистической черной кошке, которая, хотя и не значится в гербе Габсбургов, тем не менее играет серьезную роль в превратностях этого дома.
Оставляя в стороне давно забытую эпоху великого владычества Габсбургов в прошлых веках, интересно, вместе с черной кошкой, проследить несчастья Франц-Иосифа.
Мя-я-я-я-у-у-у-у-у )

Приятное удивлен последним романом автора, успевшего несколько поднадоесть своей эпопеей о разжалованном прапоре которого коллеги по плащу и шпаге именуют позывным "Капитан".
Чонишвили, по праву являющийся одним из лучших чтецов современности, дает дополнительные бонусы практически любому исполняемому роману или роли в аудиоспектакле, здесь также на высоте, и, как всегда полностью использует весь свой потенциал. Хоть некоторые и говорят, что при озвучивании женских персонажей можно было бы и менять тембр и высоту голоса, что великолепно получается у Филиппенко, ибо некоторая хрипотца сбивает, но это вкусовщина.

Сам автор, Артуро Перес-Реверте, решил сыграть в нуар, причем в эталонную из палаты мер и весов "Касабланку" и выиграл. Слегка изменены интерьеры (вместо Касабланки теперь франкистская Саламанка и республиканский Аликанте) и время сдвинуто назад на пару лет - ноябрь 1936 года, первый этап Гражданской войны в Испании. Остальной же нуар с красивыми роковыми женщинами в "коктейльных" платьях и без, мужественными мужчинами в стильных костюмах попивающих недешевый алкоголь и смолящих еще более недешевых табак, приемы в дорогих отелях, интриги разведок и все этому полагающееся.

Лоренцо Фалько, бывший оружейный барон, а ныне сотрудник одной из франскистских спецслужб возвращается в Саламанку под крыло дорого начальника в чине адмирала флота, после успешной операции на Юге Франции, где был ликвидирован вражеский агент слабого пола. Эйфория первых месяцев мятежа, когда захватывались целые провинции с многотысячными городами, а отчаянные защитники толедского Алькасара вопреки всеми продержались до "подхода кавалерии", постепенно сходит на нет. Официально еще трубят о скорой, еще до Рождества, победе, полной и окончательной, сразу после взятия Мадрида, из которого уже бегут злобные социалисты с анархистами, но всем уже окончательно ясно, что это надолго.
camaradas y senores )
Слушая "Фалько" в великолепном исполнении Чонишвили (только благодаря его голосу я смог наконец до конца ознакомиться с алатристианой, ленясь ломать глаза) подметил интересную черту неоднократно повторяемую ранее, которая говорит о консерватизме автора более всех сборников желчных статей как-то "С намерением оскорбить" и "Корсарский патент", где все эти причитания о гибнущей и загнивающей Европе, исламско-иммигранстком нашествии и лучшей прежней Испании без сантаклаусов с миккемаусами, довольно быстро набивают оскомину.
 
Так, вот это отношение к презервативам, вернее их полное неприятие. В беллетристике посвященной прошлым временам с этим проблем нет по причине отсутствия данного предмета, ну или по крайней мере это совершенной элитности. Там сеньор писатель о плотской любви пишет несколько отстранено, хотя и не без чувственности. Но стоит на арене появиться веку двадцатому и тут у Переса нашего Реверте срывает гайки. Непременный залог не то чтобы отличного секса, а секса вообще, это непременный абсолют - женщина позволяет: а) без всего; б) в себя.
Тут уж "Алатристиана" предстает довольно целомудренным циклом.
 
Как понимаю здесь имеет место профессиональный вывих наложенный на современные тенденции. Для военных журналистов и корреспондентов, как впрочем и для представителей любых профессий связанных с долгими командировками, презерватив является не менее важным элементом защиты чем бронежилет с надписью "СМИ" и армейская каска. Но вот журналистское задание закончено, репортаж или статья сданы редакторам, над головой больше не свистят пули и не слышна канонада, но избавиться от "бронежилета" уже не получается. Он возведен в культ, никаких случайных знакомств с ничего не обязывающей связью без него. Более того отказ от его применения приравнен чуть ли не к преступлению совершенному по по заранее подготовленному плану и с отягчающими обстоятельставами.
 




В то время как ваш покорный слуга дурью мается , умные и талантливые люди восполняют пробелы в переводной классике. Оригинал здесь


Seven Pillars of Wisdom, by T.E. Lawrence (Lawrence of Arabia)
Томас Эдвард Лоуренс (Лоуренс Аравийский) Семь столпов мудрости

To S. A.
Я любил тебя, поэтому я привлек эти приливы мужчин в свои руки
И написал мою волю по небу звездами
Чтобы заработать вам Свободу, достойный дом на семи столпах Мудрости ,
Чтобы ваши глаза могли сиять для меня
Когда мы пришли.
Смерть казался моим слугой на дороге, пока мы не были рядом
И увидел, что вы ждете:
Когда ты улыбнулся и в скорбной зависти опередил меня
И отделил вас:
В принадлежащей ему тишине ...

INTRODUCTION. Foundations of Revolt
CHAPTERS I
Некоторые англичане, из которых Kitchener [1] был главным, считали, что восстание арабов против турок позволит Англии, сражаясь с Германией, одновременно победить её союзника Турцию.

Их знание природы и власти и страны арабоязычных народов заставляло их думать, что исход такого восстания будет благоприятным: и указали его характер и метод.

Таким образом, они позволили ему начаться, получив за это официальные заверения о помощи от британского правительства. Тем не менее восстание Sherif of Mecca [2]стало для большинства неожиданностью, и оказалось, что союзники не готовы. Это вызывало смешанные чувства, и создало сильных друзей и сильных врагов, среди чьих столкновений в ревности и зависти дела начали терпеть неудачу.

CHAPTER I
Возможно, некоторые из бедствий моей повести были присущи нашим обстоятельствам. В течение многих лет мы жили так или иначе друг с другом в обнаженной пустыне [3]под безразличным небом. Днем нас fermented жаркое солнце; и мы были ошеломлены силой ветра. Ночью мы были покрыты росой и пристыжены в своей мелочности безмолвием бесчисленных звезд. [4] Мы были эгоистичной армией без парада или жестов, посвященной свободе, второй из человеческих верований, столь хищной цели, что она поглощала все наши силы, надежду, настолько трансцендентную[5], что наши прежние амбиции исчезли в ее ярком свете.

Время шло руководствовуясь от нашей потребности бороться за то, чтобы идеал возрос до бесспорного владения, согнав под уздой все наши сомнения. Понемногу это стало верой. Мы продали себя в его рабство, связали себя в его chain gang [6] , поклонились, чтобы служить его святости всем нашим хорошим и плохим содержанием. Менталитет обычных человеческих рабов ужасен - они потеряли мир, - и мы сдались, и не только телом, но душой - подавляющей алчности победы. Своим собственным поступком мы лишились нравственности, воли, ответственности, как мертвые листья на ветру.

Вечная битва лишила нас заботы о нашей собственной жизни или о жизни других. У нас были веревки вокруг шеи, и на наших головах цены, которые показывали, что противник предназначал отвратительные пытки для нас, если бы мы были пойманы. Каждый день некоторые из нас исчезали; а оставшиеся в живых чувствовали себя лишь разумными марионетками на сцене Бога: действительно, наш надсмотрщик был беспощаден и безжалостен, следя лишь затем, чтобы наши израненные ноги могли брести вперед по дороге. Слабые завидовали тем, кто достаточно устал, чтобы умереть; ибо успех выглядел настолько далеким, а неудача - близкой и несомненной, что, во всяком случае, это было быстрым освобождением от тяжелого труда. Мы всегда жили на натянутых или ослабленных нервах, либо на гребне, либо во впадине волн ощущений. Это бессилие было горьким для нас и заставляло нас жить только за видимый горизонт, в безрассудно злой злобе, которую мы причиняли или переживали сами, поскольку физическое ощущение показало себя преходящим.Порывы жестокости, извращения, похоти легко проходили по поверхности, не беспокоя нас; поскольку моральные законы, которые, казалось, должны были ограждать от этих глупых случаев,звучали слабой,глупой, бессвязной речью. Мы узнали, что бывают слишком острые боли, слишком глубокие скорби, слишком высокие экстазы, чтобы мы могли их осознать и запечатлеть. Когда эмоция достигала этого уровня, ум захлебывался; и память блекла до тех пор, пока обстоятельства не начинали казаться банальными.

Такая экзальтация [7]мысли, в то время как она позволяла себе пренебречь духом и давала ему лицензию на странные выражения, потеряв прежнее терпеливое господство над телом. Тело было слишком грубым, чтобы ощущать все наши скорби и радости. Поэтому мы отказались от него как от мусора: мы ставили его ниже нас, чтобы идти вперед, дышащая жизнью видимость, подобие человека на своем собственном уровне, под влиянием того, от чего в нормальные времена наши инстинкты погасли бы. Мужчины были молодыми и крепкими; и горячая плоть и кровь бессознательно заявляла о своих правах и терзала их животы странными страстными желаниями. Наши лишения и опасности раздували этот знойный жар, а невообразимо мучительный климат пустыни лишь подливал масла в огонь. У нас не было закрытых мест для уединения, не было плотной, закрытой одежды, чтобы скрыть нашу природу. Мужчина во всем со всей откровенностью [ 8] жил с мужчиной .

Араб по своей природе был целомудренным; и использование всеобщего для них брака [9]почти уничтожило незаконные связи в его племенах. Публичные женщины из редких поселений, с которыми мы столкнулись в наши месяцы блуждания, были бы ничтожны для нашего числа, даже если бы их меченое охрой[10] изношенное мясо было приемлемым для здорового человека. В ужасе от такой мерзкой торговли наши юноши стали равнодушно разрешать друг другу некоторые потребности в их собственных чистых телах - холодное удобство, которое для сравнения казалось бесполым и даже чистым. Позже некоторые стали оправдывать этот стерильный процесс и клялись, что друзья, дрожащие со сплетёнными жаркими конечностями вместе в оседающем песке в высших объятиях, обнаружили там скрытый в темноте чувственный коэффициент умственной страсти, который сваривал наши сущности и души в одном пылающем усилии. Некоторые, жаждущие наказать себя за похоть, которую они не в силах были обуздать, получали дикую гордость в унижении своего тела и яростно предлагали себя в любой привычке, которая обещала физическую боль или непристойность.

Read more... )


Неожиданная уважуха японским милитаристам. Видимо под впечатлением маньчжурского блицкрига в том же году

Только в Японии за луком сохранили почетное место. И не даром японских солдат считают самыми меткими стрелками. Они учатся стрелять с малых лет. Стреляют, конечно, не из винтовок, а из самых простых луков.



"Эхо войны". Нет, ну почему в мое золотое детство с "Робином из Шервуда" не было подобных инструкций?

"У кого есть старые пули без гильз, это замечательные наконечники. Одни пули без медного патрона — гильзы — бросают в печь. Свинец выплавляется, остается мельхиоровая оболочка. Ее насаживают на стрелу.Не вздумайте бросить в печь пулю вместе с гильзой, в которую насыпан порох. Патрон взорвется, может очень опасно ранить."

Лук из жимолости со стрелой из пулевого наконечника — очень сильное и опасное оружие На расстоянии пяти-шести шагов стрела пробивает лист кровельного железа. Из такого лука можно убить но только птицу. На человека даже в шутку не смейте направлять лук. Шутки плохие: сорвется рука, — вряд ли вылечат товарища.


А вот тут на ум пришел швейковский эпизод с крестьянской облавой на диких скаутов. Опасные они, эти выкормыши Баден-Пауэлла для пионеров страны Советов.

Постарайтесь сами нарисовать птицу, тигра, волка и лисицу. А также капиталиста, скаута, соглашателя. дирижабль, самолет, воздушный шар. Все это висячие, лежачие, стоячие и пловучие мишени. Висячие подвесьте к деревьям на ниточках, ветер их раскачивает, попасть очень мудрено, нужны ловкость, меткость и привычка.

 

За мир во всем мире )

 


 


 

То есть, пардон, конечно об Исламских Играх. значит так, ответственно могу заявить, что иорданки действительно прекрасны, наверное самые красивые представители арабских наций. Из шести виденных мной в метро спортсменок в алых спорткостюмах с белой надписью "Jordan", пять словно сошли со страниц "Тысячи и одной ночи", ну по крайней мере в современном видении. Точенные фигурки, очень тонкие и изящные черты лица, минимум косметики. Вот это я понимаю правильное подражание своей королеве. Увы, сфоткать не удалось и поэтому представлю фото с просторов гугла о наиболее похожем типаже иорданской девушки



Tags:


"Позвольте быть откровенным - я вам не понравлюсь. Джентльмены будут завидовать, а леди испытают отвращение... Леди, внимание, я всегда готов, и, это не хвастовство, и не частное мнение, а твердокаменный медицинский факт "  - вступительное слово Джона Уилмота в фильме "Распутник" (2004)


Так, сразу предупреждение - это не детский мультик, а вполне взрослые  "+18" (в международном прокате, правда, "+13", но то растленный Запад)с обилием нецензурной брани и местами кровавых сцен с сортирными шутками (в количестве 2 штук), не считая непристойных шуточек на тему секса,  шикарным саундтреком из рок-ритмов, и поэтому беременным детям и впечатлительным женщинам лучше не смотреть.

Абсолютно угарная анимационная  комедия с элементами боевика и зомби-хоррора, с очень приличной анимацией даже для американских и европейских аналогов, где есть где посмеяться, а где и погрустить, словом турки и в этот раз сработали как надо.

Стамбульский кот Шерафеттин, а для друзей просто Шеро, герой турецких комиксов для взрослых, где нам предстает  настоящий антигерой - злобный, жлобоватый "пацан с раёна", интересующийся только жратвой на дармовшинку, выпивкой и сексом с породистыми домашними кисками (в смысле кошками).
 Видок у него также совсем негламурный, в отличии от бакшиевского кота Фрица, с которым его иногда сравнивают: потертая,  местами со свалявшейся шерстью и шрамами, грязно-желтая шкура с черными полосами; уродливая почти бульдожья морда с выступающей нижней челюстью, украшенной кривыми зубами.Вперед коты, трубой хвосты )
 
 Трейлер с пристойно-неточными английскими сабами


Tags:
Забытая песня Анжелики Варум в тему
Как это "Климов" в свое время не допер до столь явного? ))) Вполне пролетарско-первомайская песня.

Колодец моей графомании сух, и, думаю надолго. Прошу великодушно простить ожидавших рецензий, не выходит каменный цветок, а акынство не мой стиль жизни.
Tags:


Что ни говори, но большего глумления,  над образом вождя чем при Сталине не было даже в самые лютые демократическо-либеральные времена. Пародии позже делались именно на актерскую игру Щукина в этой первой лениниане. Поздние работы Ульянова, Лаврова, где Ильича в угоду времени делали излишне интеллигентным ситуацию не исправили, им вряд ли верили. Самый ленинский Ленин вышел только у Вячеслава Романова, сыгравшего молодого Ульянова с момента организации "Группы освобождения труда" и вплоть до революции 1905 года в сериале "Раскол". Там он показан именно великим практиком, не забивающим мозги излишней моралью и начетничеством, тем что и позволит ему победить, а затем и удержать власть.

Profile

jack_kipling: (Default)
jack_kipling

August 2017

S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 18th, 2017 08:19 pm
Powered by Dreamwidth Studios